«Поддержка правосудия в отношении несовершеннолетних» - страница 4

^ ТЕМА № 3: «Психопатология подросткового возраста».
План.

  1. Кризис периода взросления.

  2. Расстройства личности (психопатии).


Кирсанов В.Н., кандидат медицинских наук, доцент кафедры правовой психологии и судебной экспертизы СГАП.

Подростковый период в большинстве отечественных исследований определяется возрастными рамками от 12 до 18 лет. В этом периоде происходят сложные физиологические и психологические процессы созревания, находящиеся между собой в тесной динамической взаимозависимости.

Пубертатный период представляет собой переходную фазу между детством и взрослым состоянием. Он сам по себе считается фактором психической дестабилизации. Пубертатному периоду присущи гормональные перестройки, несомненно, отражающиеся на психическом состоянии подростка и способные вызывать психические отклонения, на что указывал С.С. Корсаков (1913). На протяжении периода взросления происходит формирование полового самосознания и психосексуальных ориентаций.

В период взросления изменяется отношение подростка к окружающему, изменяются потребности и побуждения, движущие поведением подростка. Пубертатный период принято разделять на два периода: «негативный» и «позитивный». Негативный период характеризуется беспокойством и неуверенностью, связанными с утратой положения ребенка, а также неподчинением «взрослым» правилам.

Отчетливой границы начала кризиса взросления не существует. Психогенные переживания подростка довольно долго остаются скрытыми от окружающих, поэтому диагностировать начало пубертатного криза достаточно сложно. Установить наличие кризисного варианта периода взросления удается лишь тогда, когда все прогрессивное, достигнутое на предшествующей стадии развития, приостанавливается. Подросток теряет прежние интересы: утрачивается интерес к учебе, снижается уровень успеваемости в школе, работоспособность, наблюдается дисгармоничность во внутреннем строении личности. Временное снижение умственной работоспособности является результатом перехода к высшей форме интеллектуальной деятельности (от наглядности к дедукции) (Л.С. Выготский).

В «позитивном» периоде усиливаются процессы социализации, налаживаются разрушенные ранее контакты с взрослыми, со сверстниками. Подросток постепенно принимает нормы поведения и взаимоотношений в обществе.

В организме взрослеющего подростка происходят значительные биологические перестройки, увеличивается мышечная масса, под влиянием половых гормонов повышается тонус скелетной мускулатуры, и молодой человек чувствует прилив физической силы, он начинает ощущать себя взрослым человеком. Возникает несоответствие между его биологическими и социальными возможностями.

Согласно X. Ремшмидт, базисными характеристиками «переходного» возраста являются: кризисные столкновения с самим собой и с семьей, чувство одиночества и утраты устойчивого детского окружения, ощущение собственной неполноценности; отсутствие культурных традиций, облегчающих и ускоряющих вхождение в мир взрослых; замедление усвоения социальных ролей и формирования социальной ответственности, ведущие к конфликтам с обществом. Подросток ещё не знает как вести себя в новом положении взрослого человека. Возникает кризис идентичности, проявляющийся в чувстве неполноценности, депрессивном настроении и суицидальных намерениях.

«Сдвиг в моторике делает подростка неуклюжим и создает у него одновременно ощущение растущей силы и чувства недовольства собой. Наличие только что пробудившихся новых влечений при отсутствии ещё вводящего их в определенные границы серьёзного содержания, страстное искание признания собственной значительности и зрелости при отсутствии возможности этого добиться – всё это побуждает юношу ставить себе цели явно недостижимые, заставляющие его казаться больше, чем есть, придает его мимике и жестам характер манерности и ходульности, а всему облику – оттенок напыщенности и театральности» (П. Б. Ганнушкин).

Мучимый вечными вопросами о том, что он из себя представляет, зачем существует, как к нему относятся окружающие, подросток может начать сомневаться в собственной самобытности. Возникающие при этом переживания могут привести к страху потери телесного и психического единства с одновременным стремлением преодолеть эту боязнь с помощью ритуалов (рассматривания своей внешности, ощупывания собственного тела). Неуверенность собственного существования сочетается с неопределенностью жизненных целей, выбора профессии, круга друзей, сексуальной ориентации и сексуального поведения, нравственных устоев или лояльности к референтной группе (Л.И. Левина).

Анатомические и физиологические перестройки в организме подростка неизбежно сопровождаются функциональными отклонениями, которые субъективно воспринимаются как слабость, утомляемость, нарушения дыхания, неприятные ощущения или боли в груди, в животе, в голове и т. п. У подростка возникают мысли о несуществующих, порой неизлечимых, болезнях, о близкой смерти. У таких подростков пубертатный криз протекает в форме ипохондрии – необоснованного беспокойства по поводу мнимого тяжелого или неизлечимого заболевания. Ипохондрические переживания могут сопровождать тревожные, депрессивные состояния.

Кризис, проявляющийся переживаниями своего физического недостатка, называется дисморфоманией (болезненные мысли о своем телесном дефекте). В пубертатном возрасте внешний облик и тело ребенка претерпевают большие изменения. Подросток не только замечает их, но и сравнивает свои физические данные с такими же у других людей, часто при этом преувеличивая подлинные или обнаруживая мнимые телесные недостатки.

Появлению дисморфомании способствуют изменившиеся черты лица, его асимметрия, неудовлетворенность размерами своего тела, нарушения осанки, аномалия походки, последствия повреждений кожных покровов и т. д. Характерные признаки этого расстройства являются идеи физического недостатка, идеи отношения, пониженное настроение, иногда с мыслями о самоубийстве. Подобное расстройство может быть отнесено к ипохондрическому или бредовому синдрому. Для него наиболее характерна поглощенность переживаниями, связанными с мнимыми физическими недостатками, или чрезмерное внимание к незначительным в действительности имеющимся дефектам тела. Этот симптомокомплекс широко распространен и может достигать степени навязчивой, сверхценной или даже бредовой идеи.

Кризис, протекающий в форме деперсонализации и дереализации, связан с нарушением самосознания личности, изменением восприятия душевного и телесного «Я», изменением восприятия окружающего и восприятия своего тела.

Переживания отчуждения воспринимаются как кажущиеся изменения действительности или утрата реальности. Деперсонализация связана с трудностями формирования идентичности и выполняет функции механизма психологической защиты. Для нее характерна тревога, чувство отчуждения, беспокойство в связи с этим переживанием, субъективное понимание неадекватности эмоциональных реакций.

Деперсонализация может проявляться состояниями, при которых окружающее меняется, кажется чуждым, необычайным, воспринимаемым, как будто через пелену, туман, либо видится удаленными смазанным, тусклым, неживым. Люди и предметы кажутся ненастоящими, подобными куклам, марионеткам. Иногда меняется и восприятие тела, оно кажется чужим, незнакомым, плохо управляемым. Движения, поступки наблюдаются как бы со стороны, сочетаясь с непониманием того, как управлять таким телом. Возникают сомнения в его принадлежности: «Мое или не мое» Может измениться восприятие психического «Я». В таких случаях говорят о том, что покинула душа, пациенты воспринимают себя как во сне, предполагают, что действуют механически, что стали автоматами. При этом мысли разбегаются, не подчиняются воле, собственный голос лишается ясности, появляется второе «Я», наблюдающее за другим «Я» со стороны, теряются родственные чувства к близким людям («любят только в мыслях, а не сердцем») (Л.И. Левина).

Эти явления, особенно ярко выступающие у подростков, могут быть в рамках психического здоровья или оказаться симптомами нервно-психических расстройств — неврозов, соматогенных психических нарушений, эпилепсии, аффективных психозов и шизофрении.

Кризис авторитетов, отмечаемый при различных формах течения пубертатного криза, проявляется в виде протеста против семьи, против доминирующего родителя (отца или матери). «Естественный и здоровый протест подростков против часто злоупотребляющих своим авторитетом старших вырастает в бессмысленное упрямство и нелепое противодействие всякому разумному совету. Развиваются заносчивость и самоуверенность» (П.Б. Ганнушкин). Формой реакции оппозиции являются такие проявления, как уходы из дома, суицидальные попытки. Оппозиционность как способ взросления проявляется раздражительностью, злобными высказываниями, «смещенной» агрессией на предметы быта, а также прямой физической агрессией в отношении близких Подросток может грубо оттолкнуть, ударить мать или бабушку в ответ на замечания и оскорбления с их стороны. Агрессивные действия по отношению к отцу, как правило, наблюдаются лишь в тех случаях, когда тот применяет к подростку физическую силу или в ситуациях, при которых оппозиционность «совпадает» с необходимостью защитить мать от жестоких действий пьяного отца. (Л.М. Барденштейн, Ю.Б. Можгинский).

Если подросток не решается на открытое противостояние, уходит от него, то тогда он ищет выход в наркотизации, алкоголизации или становится участником неформальных организаций, что, в конечном итоге, может привести противоправному, преступному или суицидальному поведению.

Кризис в форме асоциального поведения. Агрессивность как проблема «столкновения с семьей» возникает в связи с нарушениями семейной структуры (неполная семья, присутствие отчима или мачехи), жестокостью во внутрисемейных отношениях. В этих случаях происходят глубинные процессы разлада связей между близкими людьми и утрата скрепляющих семью «общих интересов». Это приводит к формированию стойких агрессивных реакций, склонности к легкому возникновению конфликтов с уходами из дома, разбрасыванием и поломкой вещей, словесными угрозами и оскорблениями. При длительном существовании такие формы поведения закрепляются и их воспитательная коррекция становится трудноосуществимой. (Л.М. Барденштейн, Ю.Б. Можгинский).

Асоциальное поведение подростка может ограничиваться семьей, взаимоотношениями с самыми близкими родственниками. Как правило, подростковой агрессии сопутствуют проблемы в семье. Большинство конфликтов подобного рода возникают вследствие «напряженности», создаваемой потребностью молодых людей в самостоятельности и утрированной ответственностью взрослых. (X. Ремшмидт). Чаще всего агрессия выражается в воровстве из дома, разрушении вещей или порче имущества членов семьи, жестокости по отношению к близким и животным.

В случаях несоциализированного расстройства поведения агрессивное поведение отмечается у подростка, изолированного, отвергаемого или не популярного среди сверстников. У подростка возникает желание достичь успеха в той области жизнедеятельности, в которой у него имеются неудачи, несостоятельность: слабый подросток упорно занимается спортом; робкий и стеснительный стремится к общественной деятельности. Антисоциальное поведение также может быть «избрано» в качестве варианта реакции компенсации. У таких подростков возникал агрессивный ответ и при общении со сверстниками, если те позволяли себе оскорблять и насмехаться над ними. Со стороны педагогов они характеризуются как «затравленные», «дерганные» и одновременно жестокие, проявляющие в конфликтах трудноконтролируемую агрессию. В домашних условиях у них отмечаются проявления вербальной «смещенной» и прямой физической агрессии. Стремление к выходу за пределы установленных правил может сопровождаться агрессией и в отношении педагогов. В этих случаях реакция возникает в ответ на критику в свой адрес по поводу плохих оценок, вызывающей манеры поведения. В подобных случаях агрессивность выражается преимущественно в вербальных феноменах (Л.М. Барденштейн, Ю.Б. Можгинский).

Социализированный вариант расстройства поведения проявляется в случаях совершения антисоциальных или агрессивные поступков группой подростков. В данном случае реализуется важнейшая социально-психологическая особенность юношеского возраста: ориентация на референтную группу сверстников, необходимость соотнесения самооценки и мнения о себе значимого окружения (Л.М. Барденштейн, Ю.Б. Можгинский). Отдаляясь от семьи, подросток всё больше времени проводит вне дома. Он находит подобных себе, возникают группировки по интересам. Эти группы «подбираются» в соответствии с социальным статусом и образовательным уровнем семьи, с теми личностными ценностями, которые уже сформировались на прежнем этапе взросления. Совместные увлечения азартными играми, культом силы, демонстрацией своей «необычности» и т. п. нередко сопровождается нарушением социальных норм. Часть подростков проявляет склонность к противоправным поступкам — делинквентности. Отсутствие надзора за поведением подростка, семейная и педагогическая запущенность способствуют как асоциальности, так и делинквентности подростка (Л.И. Левина).

Учитывая отход от родительского влияния и уменьшение эмоциональной связи с семейным окружением, воздействие группы сверстников приобретает особое значение. Подросток с повышенной готовностью принимав новые правила поведения и существующую в ней мораль. Обычно агрессивное поведение выражается в виде краж, нанесения ущерба чужому имуществу, хулиганства, актов вандализма, нанесения телесных повреждений, сексуальных насилий.

А.Е. Личко выделяет два типа подростковых групп: жестко регламентированные и свободные. В регламентированной группе во главе всей иерархической структуры находится признанный лидер, а каждому подростку отводится строго фиксированная роль. Свободная группа представляет достаточно аморфное и менее стабильное сообщество, в котором отсутствует четкое распределение ролей. Совершение агрессивных действий происходит большей частью в жестко регламентированных подростковых группах.

Пубертатный кризис может выражаться в форме парасуицидального и суицидального поведения. Сложности распознавания мотивов суицидального поведения подростков. Трудности дифференцировки между истинной суицидальной попыткой и шантажно-демонстративным суицидальным поведением. Группы риска. Состояния, предшествующие суицидальной попытке.

Мысли о нежелании жить, намерения и действия, предпринимаемые с целью покончить с собой, и завершенные попытки самоубийства — парасуицидальное и суицидальное поведение. Частота его возникновения у подростков и своеобразие проявлений связаны с рядом особенностей возраста. Смерть хотя и признается универсальным и необратимым явлением, однако воспринимается как нечто абстрактное, не касающееся прямо собственной личности, а опасения за свою жизнь не основываются на ее ценности. Поэтому аутоагрессия подростка, даже не предусматривающая смертельного исхода, может быть опасной для жизни. Трудно в связи с этим провести различие между истинной суицидальной попыткой и демонстративно-шантажным аутоагрессивным поведением.

Возникновение суицидальных попыток определяется не столько особенностями психопатологии (например, наличием депрессии), сколько обстоятельствами жизни. Обычно суициды и попытки их совершить и взаимосвязаны с другим отклоняющимся поведением: побегами, правонарушениями, алкоголизацией, конфликтами с родителями, сексуальными эксцессами и т д. [АмбрумоваА. Г., ЖезловаЛ. Я., 1978]

Обусловливают и провоцируют суицидальные попытки психические заболевания, конфликты самооценки, одиночество, нарушение межличностных отношений, неудовлетворенность своей внешностью, неудачи во взаимоотношениях с представителями противоположного пола, действительная или мнимая утрата родительской любви, переживания, связанные со смертью или разводом родителей, желание вызвать сочувствие, подражание сверстникам или любимым героям (Л.И. Левина).

Суицидальные попытки у подростков чаще импульсивные, связанные с ситуацией. Однако они могут быть завершением длительной кризисной или конфликтной ситуации, которую можно было бы предусмотреть.

В группу риска могут быть включены: 1)больные с депрессией, тревогой, мрачным настроением; 2) бредовыми расстройствами психопатического происхождения; 3) неустойчивые, психастенические, истерические психопаты, 4) подростки, употребляющие спиртные напитки, 5) переживающие экстремальные стрессовые ситуации; 6) подростки из конфликтных семей, имеющие психически больных родственников, совершавших суицидальные попытки; 7) подростки, страдающие хроническими, уродующими, затрудняющими социально-психологическую адаптацию соматическими заболеваниями или заболеваниями, сопровождающимися депрессией.

Мотивы, которые приводят суициденты для объяснения своего суицидального поведения, незначительны и мимолетны (с точки зрения взрослых), что создает сложности для своевременного его распознавания. Вот почему при работе с подростками следует быть очень внимательными, чтобы не спровоцировать суицидальную попытку.

Кризисное течение периода взросления наблюдается у 20% подростков (Х. Ремшмидт). Течение и прогноз кризиса в подростковом возрасте зависит от того, какие механизмы легли в основу нервно-психических нарушений. В 30—40% случаев кризис завершается нормализацией психики и поведения. В других случаях кризис сменяется неврозом, психосоматическим расстройством, личностными нарушениями, алкоголизацией, наркотизацией или психозом.

Литература:

1. Барденштейн Л.М., Можгинский Ю.Б. Патологическое гетероагрессивное поведение у подростков. – «Зеркало М», 1997.

2. Выготский Л.С. Собрание сочинений. – М, 1984, Т.4.

3. Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я. Психопатология подросткового возраста. - Томск, 1994.

4. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. - СПб, 1996

5 Ковалев О.В. Психиатрия детского возраста. – М., 1995.

6. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.

7. Подростковая медицина. Под ред. Левиной Л.И. - СПб,1999.

8. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления личности: пер. с нем. – М., «Мир», 1994. – 320 с.


ТЕМА № 4 «Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних обвиняемых».

План.

1. Закономерности психического развития несовершеннолетних.

  1. Признаки психического отставания несовершеннолетних.

  2. Поводы и основания назначения судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых.

  3. Поводы и основания назначения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних.

  4. Критерии оценки судьей качества произведенной судебной психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых.


^ Южанинова А.Л., кандидат психологических наук, доцент кафедры правовой психологии и судебной экспертизы СГАП.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» 2000 г. рекомендуется « обратить внимание судов на необходимость повышенного внимания к своевременному и качественному рассмотрению дел о преступлениях несовершеннолетних». Была предложена концепция мер, обеспечивающих решение поставленных задач. К ним, в частности, отнесены специализация судей по делам несовершеннолетних, рассмотрение дел данной категории под председательством более опытных судей, а также «необходимость обеспечения их профессиональной компетентности путем обучения и повышения квалификации не только по вопросам права, но и педагогики, социологии, психологии» [З].

На основании этого главной целью лекций по психологии считаем рассмотрение познаний судей в области психологии несовершеннолетних. В данном контексте решаются следующие задачи:

1. Раскрываются основные закономерности физического, психического, социального развития несовершеннолетних (в условиях нормы и отставания). Анализируются черты криминогенной деформации личности несовершеннолетних.

2. Обсуждаются актуальные вопросы судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых в свете нового УПК РФ.

Закон выделяет различные возрастные этапы несовершеннолетних: до 14 лет, 14-16 лет, 16-18 лет, 18-20 лет. Лица до 14 лет рассматриваются законодателем в качестве малолетних, в их отношении исключается статус обвиняемых и подозреваемых. Вместе с тем введен институт эмансипированного подростка, т.е. возможность приобретения статуса обвиняемого с 14 лет и обретения прав и обязанностей несовершеннолетним в полном объеме с 16 лет. Выделенные в законе этапы взросления человека не являются случайными, они опираются на закономерности физического и психического созревания человека.

В психологии принята такая периодизация этапов психического развития. Подростковый период охватывает возраст от 11-12 лет до 14-15 лет и совпадает с переходом ребенка из начальной школы в среднюю и обучением в средних классах (V-IX). Возрастной период от 16 до 18 лет называется ранней юностью. На этом этапе юноши и девушки обучаются в старших классах средней школы или иных средних учебных заведениях (колледжах, техникумах, профессиональных и профессионально-технических училищах). Период с 18 до 22-23 лет называется поздней юностью. Именно окончание возраста ранней юности (18 лет) действующее законодательство связывает с обретением совершеннолетия. С этого момента наступает полная дееспособность по гражданскому законодательству. Человек получает среднее образование, обретает избирательное право, считается достигшим брачного возраста, юноши призываются для службы в армию.

Подростковый и юношеский периоды чрезвычайно важны в физическом, психологическом, нравственном и социальном становлении человека.

В этом возрастном периоде завершается созревание всех морфологических и функциональных структур организма, развиваются центральная и вегетативная нервная система.

Типична выраженная гетерохранность (неравномерность темпов) развития органов и систем, (внутрииндивидуальный уровень). Быстрее растут кости конечностей, мышцы, сосуды, периферические нервы, медленнее - мозг, кости черепа. Неравномерность процессов созревания проявляется и на межиндивидуальном уровне: один мальчик 14-15 лет может быть постпубертатньм юношей, другой - пубертатньм подростком, третий - допубертатньм ребенком. У рано созревающих мальчиков (акселератов) первые изменения половых признаков заметны уже на 11 году жизни, а максимальный рост приходится на 13-й год. Их поздносозревающие ровесники (ретарданты) отстают на 2 года. Наступление физической зрелости не совпадает по времени с интеллектуальной и личностной зрелостью. У акселератов нередко обнаруживаются черты незрелой личности. Они плохо понимают, что можно, а что нельзя делать, не осознают социальных ограничений и последствий своих поступков. У части подростков возникают несоответствия биологического, психологического и календарного возрастов. Как следствие этого - возникновение психологических и социальных проблем, что может сопровождаться невротизацией, осложнениями в общении и учебе, конфликтами с законом. [10].

Возраст 11-12 лет - начало развития интеллекта высшего уровня - теоретического, формального, рефлексивного. Эффективность развития возможна благодаря овладению системой научных знаний в средних классах, особенно физико-математического цикла. К 15-16 годам общие умственные способности уже сформированы.

Особенности эмоциональной и поведенческой сфер позволили выделить общие черты, входящие в так называемый «подростковый комплекс». К ним относятся: беспокойство, тревога, склонность к резким колебаниям настроений, импульсивность, негативизм, конфликтность, противоречивость чувств, агрессивность, чувствительность к внешней оценке своих способностей, силы, умений, самоуверенность, пренебрежение к суждениям взрослых.

В отличие от подросткового, юношеский возраст характеризуется более устойчивыми и осознанными настроениями, зависящими от более широкого круга социальных условий. В юности эмоциональные реакции более дифференцированы, избирательны. Повышается самоконтроль, оптимизируются процессы само регуляции, развиваются высшие чувства - моральные, эстетические, интеллектуальные.

Интеллектуальное развитие опережает личностное. У подростков наблюдается перестройка мотивации (ведущими мотивами становятся самоутверждение в группе сверстников), формируется сознательно-волевой уровень мотивации. Возраст 15-18 лет -стадия внутренне обусловленного личностного поведения. На смену импульсивному, ситуационному, характерному для подростков, приходит устойчивое, регулируемое ценностно-смысловыми личностными образованьями, поведение.

Определяя возраст, с которого наступает уголовная ответственность (16 лет), законодатель исходит из того, что по достижении этого возраста человек может в достаточной мере осознавать характер своих действий, предвидеть их результаты и руководить ими. Однако отметим, что для большинства юношей и девушек ( для 90% американских юношей (по Колбергу) несмотря на достаточный уровень умственного развития, процесс личностного созревания в 16 лет еще не закончен. Вместе с тем центральные, определяющие различия между личностями преступника и не преступника лежат именно в сфере социальных установок и ценностей [9]. Все это налагает особую ответственность на работников правоохранительных органов, от деятельности которых зависит направленность дальнейшего личностного развития подростка (просоциальная или криминогенно деформированная).

Уголовно-процессуальный закон предусматривает по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, устанавливать особенности его личности, уровень психического развития, а при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, определять, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать либо руководить своими действиями (ст. 421УПКРФ).

Для решения этих задач необходимо привлечение специалистов, обладающих познаниями в области психологии. Однако в отношении вида судебной экспертизы несовершеннолетних обвиняемых существует своя специфика.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. (№ 7) отмечается, что при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии. Указанные вопросы могут быть поставлены на разрешение эксперта - психолога, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту [З].

По существующему законодательству в отношении несовершеннолетнего возможны следующие ситуации, определяющие его правовой статус как обвиняемого:

1. Признание его невменяемым на основании заключения эксперта-психиатра и освобождение от уголовной ответственности (ст.21 УК РФ).

2. Признание его вменяемым (на основании психиатрической экспертизы), но имеющим определенное психическое расстройство, которое в момент преступления ограничивало способности к осознанию либо волевой регуляции несовершеннолетним своего поведения. Уголовная ответственность определяется в соответствии со ст.22 УК РФ.

3. Признание его вменяемым (на основании заключения психиатра), отстающим в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством ( на основании заключения эксперта-психолога), что привело к невозможности в полной мере осознавать либо руководить своими действиями во время совершения преступления. В этом случае несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности (ч.3 ст.20 УК РФ).

4. Признание его вменяемым (на основании заключения эксперта-психиатра), способным осознавать характер и последствия совершаемых действий и руководить ими (на основании заключения эксперта-психолога). Привлечение его к уголовной ответственности с учетом возраста ( ст.61 УК РФ) и других юридически значимых обстоятельств, предусмотренных ст.89 УК РФ ( условия жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, влияние старших по возрасту).

Учитывая варианты правового статуса несовершеннолетних обвиняемых в литературе выделены следующие основные вопросы, предлагаемые на разрешение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы [II].

1. Страдал ли несовершеннолетний обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния психическим расстройством (хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики)?

2. Имеется ли у несовершеннолетнего обвиняемого отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством?

3. Мог ли несовершеннолетний обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, и, если мог, то в полной ли мере?

При направлении несовершеннолетних обвиняемых на комплексную психолого-психиатрическую экспертизу перед экспертами нередко ставится вопрос о соответствии обвиняемого его календарному или «паспортному» возрасту. Обычно это случается в ситуациях, когда у следователя или суда возникает предположение об отставании несовершеннолетнего в психическом развитии.

Конечно, понятно желание получить от эксперта информацию о том, что уровень психического развития например, 14-летнего обвиняемого соответствует 11 -летнему возрасту, что автоматически решало бы проблему уголовной ответственности. Вместе с тем большинство специалистов [8],[4],[14] считают постановку вопроса экспертом о соответствии несовершеннолетнего обвиняемого своему календарному возрасту неправомерным. Причин тому несколько. Во-первых, в настоящее время отсутствуют единые четкие возрастные стандарты психического развития с точностью до года. Психологии известно понятие возрастного периода. Оно отражает уровень развития психических структур, нормативных для лиц тех или иных возрастных категорий интервалом в несколько лет. Во-вторых, понятие «возраст» многозначно, оно определяется как биологический, умственный, личностный, календарный, фактический. Психологический возраст может характеризоваться, например, как высокий по уровню умственного развития и низким по степени сформированное™ морального сознания. Из этого следует, что решение вопроса о способности несовершеннолетнего нести уголовную ответственность лежит не в плоскости установления его психического возраста (и тем более - исключительно умственного, или интеллектуального возраста, поскольку психологический возраст ему не тождественен), а связано с выявлением способности несовершеннолетнего в момент совершения преступления в полной мере осознавать характер и значение своих действий и руководить ими.

В литературе неоднократно подчеркивалось [7],[12],[13], что при проведении экспертизы эксперт-психолог должен устанавливать как потенциальную способность к осознанной регуляции деятельности (уровень интеллектуального развития, особенности эмоционально-волевой сферы, уровень морального сознания), так и актуальную способность несовершеннолетнего к осознанию и (или) регуляции инкриминируемых действий в юридически значимой ситуации. Не случайно в ч. З ст.20, ст.22 используются речевые конструкции «во время совершения общественно опасного деяния», « во время совершения преступления». А это означает, что исследоваться должны не только познавательный и личностный потенциал несовершеннолетнего, но и особенности его актуального состояния в момент совершения преступления, а также - характеристики самой ситуации. Поэтому методами эксперта должны быть не только традиционные тесты, измеряющие устойчивые характеристики), наблюдение, беседа (информирующие о состоянии на момент обследования). Центральным методом должен быть психологический анализ материалов дела [б]. Если эксперт делает вывод «мог осознавать и руководить своими действиями» только на основании устойчивых психических образований, то тем самым он предлагает правоохранительным органам дать оценку не самим противоправным действиям, а способностям к их совершению. Несмотря на очевидность этого, многие экспертизы выполняются именно в таком ключе.

Психологическая экспертиза несовершеннолетних обвиняемых не является новым видом, тем не менее, ее методология и методика нуждаются в дальнейшей разработке.


Литература:

  1. Уголовный кодекс РФ. Официальный текст с изменениями и дополнениями от 19 марта 2002 г.

  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 года№ 174-ФЗ.

  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

  4. Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза. Калуга-Обнинск-Москва. 1997, с 46-54.

  5. Кон И.С. Психология юношеского возраста. М., 1979.

  6. Конышева Л.П. Анализ материалов уголовного дела - центральный метод судебно-психологической экспертизы. Методы психологии. Ростов-на-Дону, 1997, т.3, вьш.1. с. 136.

  7. Кочетов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. М.1977. с.100-125.

  8. Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.Г. Психологический возраст: Методологические проблемы и судебная экспертная практика (Психологический журнал, 1988, №6.с.103-115).

  9. Кучинская Е.В. Отношение к социальной сфере у несовершеннолетних правонарушителей с корыстной ориентацией (Вопросы психологии, 1996, №4.с.55-62.

  10. Левина Л.А. Подростковая медицина.С-Пб,1999.

  11. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе М.,1998.с.129-140.

  12. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М.,2000.с.82-93.

  13. Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних обвиняемых (ювенальная юстиция: мультидисциплинарный подход) Под ред.Е.Л.Воробьевой.Р-н-Д,2002.с.60-64.

  14. Шишков С. Правомерен ли вопрос экспертам о соответствии несовершеннолетнего обвиняемого своему календарному возрасту?//3аконность №, 1999 г.,№.9,С.27-30.


ТЕМА № 5: «Социальные работники в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних». (Понятие, его правовой статус, задачи решаемые его права и обязанности)

План.

  1. Краткая история ювенальной юстиции.

  2. Понятие социального работника, его статус, цели, задачи, решаемые им, его права и обязанности.

  3. Участие социального работника в досудебном производстве по делам в отношении несовершеннолетнего обвиняемого.

  4. Участие социального работника в суде 1 инстанции по делам в отношении несовершеннолетнего обвиняемого.


^ Куличкова Н.А., доцент кафедры уголовного процесса СГАП.


Ювенальная юстиция в России впервые была создана в 1910 году в г. Санкт-Петербурге и прекратила свое существование в советской России в 1918 году, поэтому многое поколение юристов не знакомы с деятельностью судов по делам несовершеннолетних. Видимо, поэтому попытка воссоздать в нашей стране ювенальную юстицию столкнулась со многими трудностями: отсутствием законодательства, необходимой литературы, практики.

Во всех странах, где такой суд существовал, он в начальной стадии рассмотрения дела выступал как магистр (мировой судья) и действовал единолично. При подборе кадров особое внимание обращалось высокой квалификации, большому практическому и жизненному опыту к судье, на которого возлагалась обязанность рассматривать дела в отношении несовершеннолетних. Такие же требования предъявлялись и к присяжным заседателям. В России функции мирового судьи по делам несовершеннолетним осуществлял специальный мировой судья. К его компетенции относились дела о преступлениях в отношении несовершеннолетних, а также взрослых подстрекателей подростков.

Суд по делам несовершеннолетних отличали следующие признаки:

  1. 0916865444715313.html
    0916934549410991.html
    0917001535772316.html
    0917075309764059.html
    0917171967892051.html