Неизвращенная история украины-руси том I - страница 6

^ Северо-Восточный центр Возвышение Москвы
В период создания государства Киевской Руси северо-восток его территории — земли по верховьям Волги и Оке — была заселена славянами — вятичами и были известны под общим именем “Залесская Русь”. Называлась так она потому, что дремучими, непроходимыми лесами была отделена от остальной Руси и ее центра — Киева.

Заселение этого северно-восточного края шло только с запада — из земель Новгородских, а путь из Киева в “Залесскую Русь” шел сначала на север, до верховьев Оки откуда уже поворачивал на восток. В былинах есть указание, что, когда Илья Муромец проехал из Мурома через дремучие леса прямо в Киев, ему не поверили, пока он не показал пойманного им в этих лесах знаменитого Соловья-разбойника.

Однако, несмотря на свою удаленность и трудность сообщения, “Залесская Русь” уже во времена Владимира Святаго имела города: Суздаль, Ростов, Муром, и начала называться Суздальской Русью. Сыновья Владимира Святого, Борис и Глеб получили уделы в Суздальской Руси: Борис — Ростов; Глеб — Муром.

Проезд из Киева в этот отдаленный и редко населенный край Киевского Государства был настолько трудным, что Владимир Мономах, вообще много путешествовавший по Руси, в своем “Поучении, Детям” особо отмечает, что он проехал “скроз вятичи”, то-есть, прямым путем из Киева в Суздальскую Русь. Но уже его сын Юрий Долгорукий, получивший в удел Суздальскую Русь, водил через леса целые полки во время своих столкновений с Волынью. Отсюда можно заключить, что только в 12-м веке был установлен путь из Руси Киевской в Русь Суздальскую.

Вскоре, в конце 12-го и начале 13-го века, по этому пути устремляется мощный поток переселенцев из района, захиревшего и разоряемого постоянными набегами кочевников, Киева. Переселенцы основывали новые города и села, давали названия рекам. Так на северо-востоке возникают города: Звенигород, Вышгород, Галич, Переяслав-Залесский, Переяслав-Рязанский, (нынешняя Рязань) — одноименные с городами юго-запада. Селам дают переселенцы названия: Киево, Киевцы, Киевское; рекам — Трубеж, Лыбедь, Почайна, Ирпень, т.е. названия рек Приднепровья.

Уходя на север и северо-восток, население Киевского, Переяславского и соседних с ними княжеств, уносило былины-богатый народный эпос, воспевающий эпоху Владимира Святого (Владимира-Красное Солнышко, как его называл народ). С удивительной свежестью сохранились эти былины в северо-восточной и северной России, даже в далекой Сибири. Но, совершенно исчезли они из народной памяти на юго-западе, на Украине, где народная память не сохранила былин о Киевской Руси, а имеет только казацкие “думы” о событиях 16-17 столетий.

Обращая внимание на это явление, известный историк В. О. Ключевский пишет: “Как могло случиться, что народный исторический эпос расцвел там, где не был посеян и пролал там, где вырос? Очевидно, что на далекий север эти политические сказания перешли вместе с тем населением, которое их сложило и запело”.

“Главная масса русского народа”, пишет дальше Ключевский, “отступив перед непосильными внешними опасностями с днепровского юго-запада к Оке и верхней Волге, там собрала свои разбитые силы, окрепла в лесах центральной России, спасла свою народность и вооружила ее силой сплоченного государства”.

Но не сразу создалось это сплоченное государство, которое волей исторических событий впоследствии стало ядром будущей России и собирательницей земель Киевской Руси. Долгий и трудный путь пришлось пройти до осуществления конечных целей и задач всей Руси.
^ Создание Владимирско-Суздальского княжества
К половине XII века Суздальская Русь достается в удел младшему сыну Владимира Мономаха-Юрию (Долгорукому). Умный и энергичный Юрий умелым управлением быстро делает свой удел одним из сильнейших княжеств Руси, куда непрерывно течет поток переселенцев с юга.

Значение Суздальского удела и его столицы Владимира настолько увеличивается, что перевешивает значение великокняжеского Киева. И когда сын Юрия — Андрей Боголюбский в 1169 году берет Киев, он не переезжает туда на княжение, а возвращается в свой Владимир, увозя с собой велико-княжеский титул и его символ — Шапку Мономаха.

После преждевременной смерти Андрея Боголюбского (убит боярами заговорщиками в 1174 году) Владимиро-Суздальским князем, с титулом великого князя, делается его младший брат — Всеволод (Большое Гнездо). Не менее волевой и твердый чем его брат Андрей, Всеволод энергично занимается благоустройством своего княжества и становится сильнейшим князем Руси того времени и прибирает к рукам своевольное боярство, дружину и веча больших городов, превращаясь в абсолютного монарха.

Но после его смерти начинается быстрое падение княжества, благодаря делению его на уделы между многочисленными потомками. Сначала соблюдалось правило удельной системы о перемещении князей по старшинству в роде, но вскоре оно было забыто и каждый князь рассматривает свой удел, как свою наследственную вотчину, деля ее между сыновьями. Стремительно идет дробление северо-восточной Руси и растет число соперничающих и враждующих между собою князей. От этого страдает все население и постепенно слабеет ощущение единства Руси.
^ Нашествие татар
И когда в 1237 году с юга надвигаются татары, все эти князья и князьки нe могут сговориться для совместной защиты и гибнут поодиночке. В это время великим князем во Владимире был Юрий, сын Всеволода — Большое Гнездо. На просьбу о помощи Рязани он не отзывается, предоставив ей самой бороться с татарами. В результате, в декабре 1237 года татары берут и разоряют Рязань, в феврале 1238 года — Владимир, а в марте того же года на реке Сыть гибнет и сам князь Юрий и все его войско. После этого отдельные татарские отряды рассеялись по всей земле и, по словам летописца, “все люди, секуще яко траву, а города и села предают огню”. Только наступление весенней распутицы заставило татар вернуться в свои степи, не дойдя всего около ста километров до Великого Новгорода, который тогда был под угрозой вторжения агрессоров с запада — шведов и меченосцев. (Как известно, эта агрессия была отбита новгородцами, пригласившими к себе на княжение внука Всеволода-Большое Гнездо Александра Ярославовича).

После ухода татар исправлять сделанные ими разрушения пришлось младшему сыну Всеволода (брату погибшего Юрия) — Ярославу. Он обосновался в Переяславе Залесском, начал его отстраивать и оттуда управлять разоренной землей, по которой беспрепятственно рыскали татарские «баскаки», облагая население разными повинностями. О борьбе с татарами тогда нечего было и думать — приходилось с ними любою ценою договариться и ладить.

Ярославу наследовал его старший сын, знаменитый Алесандр Невский, который разгромил вторженцев с Запада: шведов на Неве, меченосцев на Чудском озере (“Ледовое побоище”) в 1242 году.

Понимая невозможность борьбы с татарами, имея на западе врагов, которые в любой момент смогут воткнуть нож в спину, Александр Невский поддерживал с татарами хорошие отношения и даже пользовался благосклонностью ханов. За это он получил от них «ярлык» на великое княжения, и, благодаря этому, возможность непасредственного влияния на жизнь всей северо-восточной Руси, раздробленный на множество удельных княжеств.

Огромный личный авторитет Александра Невского усиленный “ярлыком» на великокняжеский титул, дал ему возможность много сделать для благоустройства всей северно-восточной Руси и наростания народных сил после татарского разгрома.
^ Смута после Александра Невского
Но после его смерти (в 1263 г.) наступает более чем 60-летний период борьбы и интриг между отдельными князьями за велико-княжеский престол, в чем принимают активное участие и татары, поддерживая то одного, то другого князя и давая им «ярлыки» на велико-княжение.

Главными претендентами на велико-княжеский титул и возглавление северо-восточной Руси в то время были князья Рязанские, Тверские и князья, начинавшей быстро расти, Москвы.

Москва, основанная в 1147 году Юрием Долгоруким, благодаря исключительно выгодному географическому положению, обилию рек, густоте населения (здесь оседали пришельцы с юго-запада), даровитости княжеской линии, которой она досталась в удел, быстро превращалась из захудалого удела в одно из ведущих княжеств севepно — восточной Руси. После смерти Александра Невского Москва досталась в удел его сыну Даниилу, а при сыне Даниила — Иване (Калите) она уже настолько усилилась, что ее князь начал претендовать на великокняжеское звание. Усилению Москвы сильна содействовало и то обстоятельство, что в Москву перешел и центр религиозной жизни — туда, после разрушения и падения Владимира, переселился митрополит всея Руси, переехавший в 1299 году из Киева после его разорения и захирения в Суздальскую Русь. Митрополиты Московские, считаясь митрополитами «всея Руси», естественно вели централистическую политику, как в вопросах религиозной жизни, так и в, неразрывно в то время связанных с ней, вопросах русской культуры, вообще. Дальнейший естественный шаг митрополитов был стремление сделать Москву и центром той «всей Руси», которая находилась в их юрисдикции. Не надо забывать, что в то время Приднепровье уже опустело, а Галицко-Волынская Русь жила своей политической жизнью, обособленная от северо-восточной Руси и стремилась эту обособленность провести и в жизни церковной (хлопоты об установлении своей митрополии.)

Понимая это, Московские митрополиты всячески поддерживали московских князей и вce своим авторитетом содействовали их усилению и возвышению. Татары же, считавшиеся формально владыками Руси, в религиозные дела не вмешивались, чем выгодно отличались от западных агрессоров, стремившихся окатоличить Русь. Татар интересовало только регулярное поступление дани, которой они обложили покорные земли и выкачивали при помощи своих сборщиков дани — «баскаков».

Второму Московскому князю Ивану Калите (в 1328 году) удалось добиться от хана «ярлыка» на великокняжеский титул и одновременно с этим полномочие на собрание дани всей Руси. Он сделалася как бы откупщиком, обязавшимся регулярно доставлять татарам то, что они требовали, распределяя по своему усмотрению высоту дани на отдельные княжества его «великого, княжества».

Это последнее обстоятельство повело к быстрому обогащению московских князей и усилению их влияния на всех остальных князей, сидевших на своих уделах — «отчинах».
^ Собирание Руси
Как дальновидные политики, московские политики, — московские князья и митрополиты умело и умно использовали открывшиеся перед ними возможности и начали «собирание Руси». Действуя, где силой, где авторитетом церкви, где угрозой татарами, а где и деньгами., они начали быстро превращать почти независимые отдельные княжества в интегральные части единрго централизированного Московского Государства.

Все большее и большее число удельных князей начало преходить на службу к московскому князю, превращаясь в его послушных сотрудников. Быть при дворе московского князя стало и выгодно и почетно — и туда устремились со всех концов Руси представители ее высших классов — потомки князей и высшего боярства. Некоторые из них приходили со своими уделами («отчинами»); другие бросали старые места и перебирались в Москву.

Вот что пишет об этом Ключевский: «старые родословные книги московского боярства производят впечатление каталога русского этнографического музея. Вся русская равнина со всеми окраинами была представлена этим боярством во всей пестроте своего разноплеменного состава, со всеми русскими, немецкими, литовскими, даже татарскими и финскими элементами. Важнее всего то, что решительное большинство в этом новом составе боярства принадлежало титулованным княжеским фамилиям, то-есть, потомкам независимых или полу-независимых «вотчинников», перешедших на службу к Москве.

Это сосредоточие именитых представителей всех частей Руси вокруг Московского великого князя как бы демонстрировало единство всей Руси и очень скоро это единство уже было формулировано, как основная задача Московского Государства. Собирание Руси, накопление народных сил для ее освобождения и возрождения отдельных ее частей стало, заветной целью руководителей Московского Государства. С удивительной настойчивостью и необычайной энергией, не жалея никаких средств, иногда проявляя жестокость, неуклонно шли к этой цели все Московские князья. А высшее духовенство в этом их всемерно поддерживало”.

Успешному собиранию Руси содействовали все три основные фактора, которые в те времена определяли пути государств и народов: социально-экономический, религиозно-культурный и национальный.

Стремление всех слоев населения к мирной трудовой жизни и экономическому процветанию диктовали необходимость создания твердой центральной власти и расширения территории для хозяйственной деятельности в широком смысле этого слова. Отсюда вытекало сочувствие широких народных масс мероприятиям Московских князей, направленных к обузданию своевольных отдельных князей и установления на всей Руси равноправия экономических возможностей.

Глубокая приверженность всего населения православию, бывшему одновременно и носителем национальной культуры всея Руси и объединенному под властью единого митрополита, естественно, по аналогии, толкали мысль на необходимость политического устроения всей Руси по такому же централистическому принципу, по какому была организована Православная церковь. Отсюда — поддержка народом «собирания Руси».

Находясь под ударами агрессоров с востока и с запада, самое национальное существование Руси было поставлено под вопрос. Что единственное спасение в накоплении собственных сил для защиты от агрессоров понимали все и потому широкие народные массы, почувствовав в Московских князьях организаторов защиты и подготовителей национального освобождения, потянулись к ним и безропотно и жертвенно несли все тяжести подготовки и борьбы за свое национальное «я».

Ко всему изложенному для правильного понимания причины успеха «собирания Руси» надо еще упомянуть и характер взаимоотношений между Московским князем и его ближайшим окружением — знатными и титулованными боярами. В это время как на западе, под влиянием понятий европейского феодализма, бояре были весьма независимы и считали князя «первым между равными», на северо-востоке вместо этих западных влияний примером для князей и бояр служили взаимоотношения татарского князя и его окружения и выработали беспрекословное подчинение князю, нередко переходящее в унизительное пресмыкательство. Такие обращения к Московскому князю самых родовитых титулованных бояр как «твой холоп Ивашка бьет поклон», которые мы постоянно встречаем в документах того времени, красноречиво свидетельствуют о степени этого пресмыкательства, но в то же время и о степени власти Московского князя над своими поддаными.

Благодаря всем вышеприведенным факторам и обстоятельствам, Московское Государство начало быстро крепнуть и расширяться. Уже с начала XIV века велико-княжеский титул был неразрывно связан с Москвой и неизменно, преемственно оставался за потомками Ивана Даниловича Калиты, (внука Александра Невского), получившего от хана ярлык на велико-княжеское звание в 1328 году.
^ Наследники Ивана Калиты
Иван Калита (Московский князь с 1305 года и великий князь с 1328 года) умер в 1340 году, оставив всю власть, без дробления на уделы, своему старшему сыну Симеону. История называет его Симеоном Гордым за его высокомерие и деспотическое отношение ко всем князьям и боярам, с которыми он держал себя как неограниченный властелин, требуя беспрекословного повиновения. Фанатически веря в возрождение Руси и считая себя призванным трудиться на деле этого возрождения, Симеон Гордый железной рукой правил своим великим княжеством, продолжая собирание и укрепление ядра русской государственности — Москвы. Здесь уместно будет упомянуть, что именно в годы княжения Симеона окончательно выявилась неудача попытки Галицко-Волынских князей восстановить традиции Киевской Руси и объединить ее раздробленные части. Под ударами польско-католической агрессии Галицко-Вольшская Русь уходила в политическое небытие, превращаясь в колонию западных агрессоров, а Московская Русь выходила на историческую авансцену и брала в твердые руки дальнейшее руководство судьбами нашего народа.

После преждевременной смерти в 1353 году (от чумы) Симеона Гордого ему наследовал его брат Иван II. Полная противоположность Симеону — кроткий и безвольный князь Иван был лицом мало способным продолжать политику своих предшественников. Но ему пришло на помощь высшее духовенство, во главе которого стоял человек большого ума и воли митрополит Алексий. Он был душой и главным руководителем дела собирания Руси, умел ладить с татарами, даже добился от них для Ивана II-го права судить всех князей, что делали раньше сами ханы. Это еще больше усиливало авторитет Московского великого князя.

Так, благодаря энергичному вмешательству церкви, усиление и рост Московского Государства не прекратился и даже не приостановился как за княжение Ивана II-гo (1353- 1359 годы), так и за время малолетнего его сына Димитрия — будущего победителя татар на Куликовом Поле.
^ Димитрий Донской. Куликовская битва
Богато одаренный, волевой и целеустремленный, Димитрий сразу же по достижению совершеннолетия начал проводить решительную и смелую внутреннюю и внешнюю политику. Имея всемерную поддержку митрополита Алексия и высоко чтимого игумена Троицко-Сергиевской лавры преп. Сергия Радонежского, Димитрий включил в состав своих непосредственных владений Углич, Галич, Белоозеро и приобрел ряд новых городов с их землями: Калугу, Мбдынь; Дмитров. Со своими соперниками и претендентами на великокняжеское звание, князьями Тверскими и Рязанскими Димитрий вел успешную борьбу, несмотря на то, что они находились в союзе с усиливающейся тогда Литвой и прибегали к ее помощи в борьбе с Димитрием. Три раза пришлось Дмитрию отбивать войска литовского великого князя Ольгерда, глубоко проникавшего в пределы Московского великого княжества.

Проводя успешно дальнейшее собирание Руси и ее усиление, отбивая агрессора с запада, Димитрий не покладая рук готовился к делу освобождения от татарского ига и неизбежному столкновению с ними. В 1378 году Димитрий разбил и уничтожил на реке Воже большой татарский отряд грабивший и разорявший Рязанскую землю. После этого обе стороны начали готовиться к войне. Татарский хан Мамай заключил союз с Литвой, которая обязалась ему помочь войсками. А Димитрий обратился за помощью к народу, всемерно поддержанный православной церковью. И он не ошибся. Народ горячо откликнулся на его призыв и начал готовиться к борьбе, получив благословение на эту борьбу от преподобного Сергия Радонежского. Иначе отнеслись к призгьшу Димитрия некоторые князья, для которых их личное тщеславие и выгоды были выше народного дела. Князь Рязанский открыто готовился стать на сторону Мамая, князь Тверской занял выжидательную позицию, равно как и некоторые мелкие князья. Такую же позицию занял и богатый и сильный Новгород, которым правила боярско-купеческая олигархия.

В такой обстановке, заранее уверенный в победе, Мамай двинул свои полчища на Русь. Димитрий, к которому присоединились отдельные русские полки даже из далекой югo-западной Руси, двинулся ему навстречу и 8 сентября 1380 года на южных рубежах Московской Руси, на Куликовом Поле (нынешняя Тульская область) разбил и обратил в бегства войска Мамая.

Спешивший ему на помощь литовский великий князь Ягайло к битве опоздал всего на один день и был вынужден поспешно вернуться, опасаясь что и ега постигнет участь Мамая.

Победа на Куликовом Поле произвела огромное впечатление не только на всю Русь, но и на Европу. Непобедимые доселе татары, полтора столетия владевшие Русью и бывшие страшной угрозой над всей Европой — были разбиты. И не Европой, не усилиями всемогущей тогда католической церкви, которая так много говорила о «борьбе с “неверными”, a были разбиты силами русского народа, сплотившимися около своего нового центра — Москвы и вдохновленными призывами православной церкви, столь ненавистной католической тогда Европе.

Союз верного слуги Рима (хотя тогда еще не принявшего католичества) — Ягайла с татарами красноречиво говорит о подлинных намерениях католицизма по отношению к православной Руси: не будучи в состоянии победить православие силой убеждения, католицизм предпочел его уничтожение руками «неверных» татар и язычников-литовцев, вскоре насильственно обращенных Ягайлом в католицизм.

Куликовская битва является переломным моментом как в деле освобождения от татарского ига, так и в деле создания Московского Государства. Хотя татары еще и делали набеги на Русь, даже захватывая Москву (внезапный набег хана Тахтамыша IB 1382 году), но сила их быстра шла на убыль и уже не могла соперничать с возродившейся русской силой. А «оппозиционные» Москве князья, князьки и области, пытавшиеся раньше вести «свою» политику, не смогли больше об этом и думать, были захвачены бурным потоком русской государственности и постепенно вошли в полное и непосредственное подчинение Московским великим князьям, которые уже перестали нуждаться в ханских ярлыках для подтверждения своего звания.
^ Преемники Димитрия Донского
После Димитрия Донского княжили Иван III сын Василий I (1389-1425 гг.), затем его внук Василии II Васильевич (1425-1462. г.г.), потом правнук Иван III Васильевич (1462- 1505 г.г.) Все они при неизменной поддержке церкви православной и сочувствием широких народных масс, продолжали дело собирания Руси, ее освобождение от татар и внутреннего устроения, Оcoбенно много в этом направлении было сделано в княжение Ивана III-го. В 1480 году он окончательно разорвал с татарами, которые до этого формально еще считали себя вправе вмешиваться в дела Руси. Татары ушли на юго-восток и их орда начала быстро разлагаться.

После ряда успешных войн с усилившейся тогда Литвой, которая захватила Юго-Западную Русь, в княжение Ивана III были воссоединены с Москвой ряд исконно-русских земель и городов: Чернигов, Новгород-Северский, Путивль, Стародуб, Рыльск, Любечь, Брянск, Мценск, Дорогобуж, Торопец и другие. Всего 119 городов и 70 волостей (1503 год).

Кроме окончательного изгнания татар и отобрания у Литвы земель на юго-запад от Москвы при Иване III не менее энергично шло «собирание» и земель Руси северной и северо-восточной:

В результате этого «собирания» русских земель, к началу XVI века великое княжество Московское уже представляет собою огромное государство, к тому же сильно централизованное, что значительно увеличивает его значение.

Удельная раздробленность ушла в область преданий и была сменена сильной единоличной центральной властью, которая в полном единении с православной церковью вела внутреннюю и внешнюю политику по путям дальнейшего восстановления когда-то, единого великого Киевского государства. Народ это понимал и безропотно сносил нелегкие обязанности, которые на него возлагало государство. А, доходившие до народа, сведения о притеснении католиками их православных братьев в юго-западной Руси только усиливали и подогревали тяготения к Москве, не только политическому но и религиозному центру всей свободной и несвободной Руси.

Особенное значение приобрела Москва как религиозный центр еще и потому, что. как раз в это время мусульманe овладели центром православия — Константинополем (в 1459 г.) и Москва в силу обстоятельств сделалась его наследницей. А женитьба Ивана III на византийской принцессе Софии Палеолог еще более усилила ощущение этой преемственности, которая начала проявляться даже и во внешней стороне жизни Московского Великого князя. Был принят как государственный герб византийский двуглавый орел, при дворе было введено многое из пышного церемониала Византийского императорского двора.
^ Пути дальнейшего развития Московского Гударства
Умирая (в 1505 г.) Иван III оставил. своему сыну Василию III уже большую па тому времени благоустроенную державу с твердо установившимися государственными традициям и определившимися путями дальнейшего развития.

Пути эти вели с одной стороны к обеспечению безопасности государства с востока и юго-востока, с другой стороны к борьбе за захваченные западными агрессорами исконно русские земли и выход к Балтийскому морю, который когда то имела Киевская Русь. И наследники Ивана III пошли по обоим этим путям. Эти наследники были: Васили III Иванович (1505-1533 г.) и сын его Иван IV, Васильевич, (1533-1584 г.) известный в истории как «Иван Грозный».

Целн на востоке, точнее юго-востоке были осуществлены сравнительно быстро и без больших усилий. Последнее не подчинявшееся Москве Рязанское княжество было присоединено к Москве без кровопролития в 1517 году, в княжение Василия III. Татарская Орда к тому времени распалась на отдельные царства-ханства, Казанское и Астраханское, которые своими набегами беспокоили Московское Государство. Эти два царства обезвредил и присоединил к своему государству уже Иван Грозный — Казанское в 1552 году, а Астраханское в 1556 году. Сравнительно легкое освоение Казанского и Астраханского татарских царств объясняется тем же, что были причиной легкого освоения Руси татарами. Они начали делиться на «уделы» или, говоря языком современным, «самоопределяться вплоть до отделения». В результате борьбы как между отдельными частями единого когда то татарского ханства, так и между отдельными претендентами на власть, противники обращались за помощью к Западному соседу — Москве, заключая с ней союзы. Иван Грозный умело использовал обстановку и быстро ликвидировал оба татарских царства, закончив тем не только «собирание Руси» на востоке, но и обеспечил ее восточные и юго-восточные рубежи.

После Казани и Астрахани началось дальнейшее продвижение на восток и в 1582 году была присоединена Сибирь и постепенно началось дальнейшее продвижение на восток к берегам Тихого океана. Продвижение это шло самотеком — группы энергичных и предприимчивых людей на свой риск и страх шли в неизведанные края без какой бы та ни было помощи, даже без ведома правительства. И только тогда, когда новые области былии освоены они и формально входили в юрисдикцию Московского государства (правительства). За полтораста с небольшим лет русские появились уже на берегах Тихого океана (экспедиция Дежнева в 1648 году), а в XVII столетии Москва уже вела переговоры с Китаем об установлении границы между обоими государствами.

Гораздо труднее оказалась вторая задача — движение на запад. Не для его завоевания, а только для освобождения захваченных западными агрессорами исконных русских земель — частей бывшего Киевского Государства. Это были вся северо-западная, западная и юго-западная Русь, то-есть, западные и юго-западные области нынешней Великороссии и вся нынешняя Белороссия и Украина. К моменту завершения Москвой своих государственно-территориальных задач на севере, северо-востоке и востоке (XVI столетие) эти области находились под властью шведов, ливонских рыцарей и Польско-литовского государства. И, начиная с Ивана Грозного идет борьба с переменным успехом за возвращение этих областей.

В процессе этой борьбы, которая велась больше трех столетий (начиная с ливонских и польско-литовских войн Ивана Грозного и кончая 2-ой Мировой войной, давшей России на западе границы Киевской Руси) были победы, были поражения, были длительные, на много десятилетий перерывы, происходили огромные политические и социальные изменения в России, превратившейся из Московского Великого Княжества в Московское Царство, а потом в Российскую Империю, переименованную нынче в СССР. Но никогда, несмотря на разные режимы и их политические установки, в глубинах народного сознания не умирало ощущение единства всех частей единой когда-то Руси Владимира Святого и уверенность в неизбежности объединения всех ее частей, разорванных агрессией Запада.

Ни тогда, когда агрессор захватывал Москву, как это было в Смутное время начала 17-го века, ни тогда, когда, совершая историческую ошибку, российское правительство оставляло древнюю Галицкую Русь во власти Австрии, ни тогда, когда, пользуясь временной слабостью России, ее юго-западные части захватывала Польша, как эго было в начале этого столетия.

Заканчивая этот кратчайший обзор зарождения и роста ядра будущей России на далеком северо-востоке Руси и неуклонной национально и исторически оправданной борьбы за воссоединение всех ее частей, будет уместно обратить внимание на один эпизод в этой многовековой борьбе за освобождение своего, народа, который вряд ли можно оправдать. Это захват императорской Россией чужой, чуждой и враждебной Польши и отдачу Австрии своей единокровной, единоверной и единоязычной Буковины, Галиции и Закарпатской Руси. Как известно, в 1772 году, при первом разделе Польши, Российское правительство изъявило на это согласие и признало право Австро-Венгрии на эти земли. Согласие это было, в значительной степени вынужденным, ибо Россия находилась тогда в войне с Турцией и нуждалась хотя бы в нейтралитете Австрии, выступление которой на стороне Турции могло кончиться для России катастрофой. Но то, что эта ошибка не была исправлена впоследствии, никакого оправдания не имеет. А исправить ее можно было легко: и во время Венского Конгресса, когда в 1815 году, после поражения Наполеона, Россия диктовала свою волю Европе, и в 1848 году, когда Австро-Венгрия находилась накануне своего распада, а ее император бежал из своей столицы. Но тогдашние правители России не понимали исторических задач народа, которым они правили и в 1815 г. любезно оставила исконно-русские земли за Австрией, а из Польши создали “Королевство Польское” присоединив его к России, а в 1848 году русские войска водворили на престол бежавшего Австрийского императора, оставив в его владении Буковину, Галицию и Закарпатье.

Вообще политика Императорской России времен ее наибольшего расцвета (от половины 18-го до половины 19-го века), в вопросе осуществления исторической задачи — “собирания Руси” не отличалась ни той отчетливостью, ни той целеустремленностью, которые характерны для политики, проводимой в этом вопросе Московскими царями. Об этой политике известный историк В. О. Ключевский пишет: “Нельзя себе представить большего хаоса в политических понятиях и большего дурачества в международных комбинациях: восстановляется несуществующее государство, славянские земли отдаются немецкой Австрии”...

А на этих землях Австрия вскоре создает инкубатор для выводки ненавистников России — украинских сепаратистов.

И за ошибки правителей России в 1815 и в 1848 годах пришлось кровью расплачиваться нашим современникам в ненужных кровавых столкновениях, вызванных пропагандой укpaинскиx сепаратистов.
^ Хронологическая таблица важнейших событий
северо-восточной Руси — ядра будущей России
Суздальско -Владимир с кий период.
12 век — Заселение Суздальской Руси выхадцами из Приднепровья.
1125-1157 — Суздальская Русь — удел Юрия Долгорукого» сына Владимира Мономаха.
1157-1174 — Андрей Юрьевич Боголюбский. Перенес столицу из Суздаля во Владимир. Великий Князь Киевский.
1174-1212 — Всеволод Большое Гнездо, брат Андрея Боголюбского.
1212-1238 — Юрий Всеволодович. Погиб на реке Сить в битве с татарами.
1237-1238 — Нашествие татар. Разорение Рязани, Владимира. Начало татарского ига.
1238-1246 — Ярослав Всеволодович, брат Юрия Всеволодовича. Изъявил хану покороность и получил “ярлык”.
1245-1269 — Александр Ярославович — Невский. С 1252 г. по “ярлыку” хана. вел. князь Владимирский.
После смерти Александра Невского — быстрое распадение на уделы — “вотчины”

^ Московский период.
1147 г. Основание Москвы князем Юрием Долгоруким.
128З-1305 — Княжение первого Московского князя Даниила, младшего сына Александра Невского.
1305 -1341 — Иван Данилович (Калита), с 1328 г. — великий князь. Начало “собирания Руси”.
1341-1353 — Симеон Гордый, сын Ивана Калиты.
1353-1359 — Иван II Красный (Красивый); брат Симеона Гордого.
1359-1389 — Димитрий Иванович (Донской).
1380, 8 сентября — Куликовская битва. Начало освобождения от татарского ига.
1389-1462 — Наследники Димитрия Донского: сын — Василий I (1389-1425) и внук — Василий (1425-1462 г.).
1462-1505 — Иван III Васильевич. При нем в 1480 г, окончательное освобождение от татар.
1505-1533 —Василий III Иванович. Завершение “собирания” северо-восточной Руси; Царский титул.
1533-1584 — Иван IV Ваисльевич (Грозный). ЗавоеваниеКазани (1552 г.) и Астрахани (1555 г.).

Со смертью его сына Федора (1598 г.) угасает московская линия пoтомков Владимира Мономаха и наступает Смута, кончившаяся избранием новой династии — Романовых (1613 г.). Московское Царство в 1721 году переименовывается в Российскую Империю

0943723303399736.html
0943826529498571.html
0943861637895044.html
0943930949282517.html
0944041447510252.html