Лекции по дкб селищева А. С - страница 33

Басманов Е. Греция решила остаться в зоне евро68
Представители трех крупнейших партий Греции все же сумели прийти к единому знаменателю в вопросе урезания государственных расходов. Консенсус был достигнут буквально за несколько часов до встречи греческого министра финансов Евангелоса Венизелоса со своими коллегами по зоне евро. В противном случае Афины могли бы распрощаться с единой европейской валютой.

Лидеры политических партий Греции достигли компромисса в самый последний момент, когда министр финансов страны Евангелос Венизелос уже прибыл в Брюссель на встречу со своими коллегами из зоны евро. Правда, в отличие от него рядовые граждане страны восприняли подобную новость без особого энтузиазма — в пятницу и субботу в Греции пройдут массовые забастовки и акции протеста.

До последнего момента камнем преткновения в диалоге политических сил был вопрос реформирования пенсионной системы, который бы позволил бюджету сэкономить около 300 млн евро. В итоге местным властям все же пришлось отказаться от подобного шага, заменив реформу урезанием бюджетов на оборону и прочими сокращениями государственных расходов.

Согласно условиям принятой программы, уже в 2012 году греческий бюджет сможет сэкономить около 3,3 млрд евро, значительная часть из которых высвободится за счет дальнейшего сокращения бюджетников, уменьшения минимального размера оплаты труда и повышения налогов. Дополнительные 12 млрд евро Афины планируют сэкономить, убедив ЕЦБ отказаться от получения процентов по принадлежащим ему греческим облигациям.

Достигнутое соглашение открывает Греции дорогу к получению второго пакета помощи в 130 млрд евро и списанию частными кредиторами 70% долга. Окончательное решение о выделении средств планировалось принять на встрече министров финансов зоны евро в четверг (переговоры должны были начаться в 21.00 мск). По данным Reuters, формальное одобрение всех деталей транша может занять около недели и должно быть закончено к 15 февраля. Таким образом, Афины сумеют избежать неконтролируемого дефолта по своим долговым обязательствам.

Тем не менее эксперты предупреждают о том, что макроэкономические проблемы Греции далеки от завершения. «Спасение Греции состояло из трех стадий — участия частных кредиторов, финансового транша со стороны зоны евро и готовности Афин выполнить требования «тройки», все из которых теперь, кажется, выполнены. Однако не стоит забывать, что пока все это лишь на бумаге. Очень важно то, насколько успешно Греция сможет воплотить все реформы в жизнь. А на этот счет есть очень большие сомнения», — пояснил РБК daily главный европейский экономист Societe Generale Джеймс Никсон.

Глава Бундесбанка рассказал, как спасти пациента по имени евро (Перевод А. Полоцкого)69
Член управляющего совета ЕЦБ и глава немецкого Бундесбанка ЙЕНС ВАЙДМАНН выступает против использования ЕЦБ для выхода из долгового кризиса. В интервью он исключил возможность участия ЕЦБ в реструктуризации долгов Греции, отметив, что это стало бы формой монетарного финансирования властей, на которое ЕЦБ просто не имеет права.





— Г-н Вайдманн, выражаясь языком медиков, следствием долгового кризиса стала множественная травма: банки испытывают дефицит капитала, политики запаздывают с началом реформ, Греция безнадежно тонет в долговом болоте, раздуты балансы центробанков зоны евро. Какую из проблем вы считаете наиболее острой?

— Все они связаны друг с другом. Сложность данной ситуации вызывает у ЕЦБ большую тревогу. Европейская система центральных банков (ЕСЦБ), объединяющая ЕЦБ и 17 национальных центробанков, во многом представляет собой единственный работоспособный институт, поэтому делается попытка загрузить центробанки проблемами, которые их, по сути, не касаются.

— На чем необходимо провести операцию в первую очередь, чтобы пациент по имени евро выжил?

— Используемый вами образ свидетель­ствует, что вы исходите из того, что проблему должны решать центробанки. Но это совершенно не так. Сначала необходимо справиться с кризисом государственных долгов. Ключ к этому находится в сфере налоговой и экономической политики, то есть в компетенции правительств, а центробанки должны всячески остерегаться стирания этой границы.

— Таким образом, первоочередной является проблема Греции?

— Греция — тот самый фактор, который постоянно провоцирует неопределенность, нестабильность. Однако речь идет о чем-то большем, чем только о Греции или же о других отдельных странах. Речь идет о том, насколько гармоничны рамки валютного союза для того, чтобы обеспечить его долговременное существование в будущем. Основной вопрос формулируется так: как выжить валютному союзу в системе, в которой все сильнее проявляется тенденция к обобществлению ответственности? Как выглядит правильный баланс между индивидуальной ответственностью государств и европейской солидарностью?

— Не считаете ли вы, что нужно проявлять больше жесткости в усилиях по укреплению юридического каркаса валютного союза?

— Речь тут не идет о меньшем или большем проявлении жесткости. Речь идет о том, чтобы добиться наличия добротных бюджетов в отдельных странах и дать возможность денежной политике выполнять свою задачу — обеспечивать ценовую стабильность. Для этого существуют два пути: первый — выполнять заложенные еще в Маастрихтских соглашениях критерии. Впрочем, тут еще надо гарантировать соблюдение фискальных правил. Второй же путь ведет к существенному углублению политической интеграции, что обычно называют налоговым союзом. Однако недавние решения саммита ЕС вызывают сомнения, что политики одобрят движение в данном направлении. Я не вижу их готовности отказаться в значительной степени от суверенитета в вопросах финансовой политики.

— Так политики просто вводят нас сейчас в заблуждение, когда говорят о налоговом союзе?

— Полагаю, что политики должны яснее выражать свои мысли в том плане, что путь, по которому мы идем, ведет не к новому налоговому союзу, а является усилением налоговых правил в уже существующих рамках. В противном случае на базе разговоров о налоговом союзе могут громче зазвучать требования значительно увеличить обобществление рисков. Например, путем введения евробондов. Однако это противоречило бы цели добиться гармоничных рамок валютного союза, которые обеспечили бы его долговременное существование в будущем.

— Видите ли вы наличие политической воли в Афинах справиться с кризисом собственными силами?

— Принятые там сейчас решения стали важным шагом. Однако решающим, в конце концов, является то, как они будут претворяться в жизнь, а для этого необходима не только политическая воля, но и администрация, которая осуществляет конкретные мероприятия, и население, их поддерживающее.

— В ваших словах звучит сомнение…

— Исходя из того, что мы наблюдали до сих пор, оно вполне объяснимо, и поэтому главное сейчас, чтобы за словами последовали дела. Реформы должны привести к тому, что Греция снова будет твердо стоять на ногах, вернуть возможность роста экономики. Финансовая помощь без приложения собственных усилий лишена всякого смысла. Ведь цель, собственно, и состоит в том, чтобы восстановить устойчивость госбюджета и конкурентоспособность экономики. Финансовая поддержка способна лишь облегчить достижение этого, но заменить реформы она не может.

— Насколько реальны шансы согласовать в скором времени второй пакет финансовой помощи для Греции?

— Принятые в ночь на понедельник греческим парламентом решения являются выполнением одного из условий для получения страной второго пакета помощи. Из важных вещей теперь еще очередь за обещанными мероприятиями на рынке труда, а также обязательство всех ведущих политиков Греции продолжать реформы в период и после предстоящих парламентских выборов (это произошло уже после интервью. — РБК daily). Я исхожу из того, что министры финансов зоны евро примут решение по второму пакету помощи Греции лишь после того, как все это будет прояснено.

— Устоит ли валютный союз в случае, если его покинет Греция?

— Ясно, что сам по себе выход из валютного союза одной из стран проблему не решает. При этом он способен привести к последствиям, которые трудно предсказать еще и потому, что этот прецедент изменит сам характер валютного союза. Необходимо также иметь в виду, что и сами меры спасения могут привести к соблазнам, которые спровоцируют негативные последствия.

— Что именно вы имеете в виду?

— С одной стороны, Пактом экономической стабильности и роста вводятся жесткие санкции. Но, с другой стороны, появляется перспектива получить финансовую помощь на сравнительно выгодных условиях в случае неоднократного нарушения правил. Это ослабляет дисциплинирующий эффект всего механизма санкций.

— Как долго Европейской системе центральных банков еще придется «покупать время», прежде чем финансовая система начнет работать сама по себе?

— Наша задача состоит отнюдь не в том, чтобы «покупать время». Наша цель — через предоставление ликвидности сохранить жизнедеятельность банковской системы, чтобы она могла осуществлять кредитование.

— Касается ли это и программы покупки гособлигаций?

— Следует признать, что некоторые нетрадиционные мероприятия ЕСЦБ облегчили трудный процесс реформ. И все-таки программа покупки гособлигаций слишком сильно расширила мандат полномочий ЕЦБ и должна быть завершена как можно быстрее.

— Возможно, было бы правильно передать приобретенные гособлигации в Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF)?

— Если это не грозит убытками, я совсем не против вывести с баланса ЕЦБ рисковые активы, которые мы и так брали с большими сомнениями. Однако решающим моментом тут является то, что нам не разрешено прощать долги какого-либо государства. В противном случае это стало бы одной из форм монетарного финансирования правительств. Если власти выразят готовность выкупить у нас гособлигации, то от переговоров на эту тему мы, конечно, не откажемся. Однако пока подобной готовности не видно.

— Если ЕСЦБ будет держать гособлигации и получать выплаты по ним до их погашения, то она получит прибыль. Готовы ли вы быстро передать ее правительствам через спецдивиденды?

— Никаких оснований для выплаты будущей гипотетической прибыли нет. Когда речь заходит о последствиях долгового кризиса для нашего баланса, то меня скорее заботит опасность возникновения убытков. В целом риски в нашем балансе скорее возросли, а не сократились.

— Не следует ли ЕСЦБ проявить тут большую доброжелательность?

— В ходе нынешних дискуссий из поля зрения выпадает то, что, в конце концов, балансы центробанков — это тоже деньги налогоплательщиков. И делать подарки за счет доверенных им средств центробанки права не имеют.


^ Гайдаев В. Инвесторы ответили на греческий вопрос. Курс евро не дождался помощи70

После четырехнедельного перерыва курс евро на мировом рынке опустился ниже отметки $1,3/€. Инвесторы опасаются, что Еврогруппа не сможет принять решение по вопросу выделения второго пакета помощи Греции, без которого уже в следующем месяце ее ждет дефолт. Если на понедельничном заседании министры финансов еврозоны примут решение о выделении стране обещанной помощи, евро восстановит утраченные позиции.

Вчера курс евро впервые с 25 января опустился ниже уровня $1,3/€. По данным агентства Reuters, в ходе торгов он достигал отметки $1,2973/€, что на 0,7% ниже закрытия предыдущего дня. Впрочем, задержаться на минимальном уровне курсу не удалось, и к 19:00 мск он поднялся до $1,303/€, что на 0,2% ниже закрытия среды. За пять дней почти непрерывного снижения европейская валюта уже подешевела на 2%.





Инвесторы избавляются от европейской валюты, поскольку не верят в способность финансовых властей Европы принять соглашение по второму пакету помощи Греции, который позволил бы избежать дефолта. Намеченная на среду встреча Еврогруппы была перенесена на понедельник следующей недели, вместо нее была проведена только телеконференция министров финансов. "В текущем году евро рос на ожиданиях позитивного разрешения греческого кризиса, однако состоявшаяся телеконференция обнажила конфликт внутри стран—членов еврозоны в решении греческого вопроса",— отмечает партнер UFG Wealth Management Оксана Кучура. По данным Financial Times, в ходе переговоров министры финансов Германии, Финляндии и Нидерландов открыто обсуждали необходимость проведения досрочных парламентских выборов Греции, запланированных на апрель. "Похоже, что европейские лидеры не доверяют греческим политикам и не готовы выделять им сейчас деньги, чтобы через несколько месяцев столкнуться с нежеланием нового парламента выполнять принятые старым обязательства",— отмечает аналитик "ТКБ Капитала" Сергей Карыхалин.


Нет практически никакого сомнения в том, что мягкая денежно-кредитная политика позитивно повлияет на прибыльность банков в долгосрочной перспективе

— Бен Бернанке, глава ФРС, 16 февраля


Нервозности инвесторам добавляет и активизировавшееся агентство Moody`s, которое после снижения суверенных рейтингов ряду стран еврозоны вчера поставило на пересмотр в сторону понижения кредитные рейтинги 114 финансовых компаний Европы. Одновременно на пересмотр были поставлены рейтинги 17 крупнейших мировых инвестиционных банков. Аналитики агентства не исключили снижения рейтингов Credit Suisse, Morgan Stanley, UBS сразу на три ступени. На две ступени может снизиться кредитный рейтинг Barclays, BNP Paribas, Citigroup, Credit Agricole, Deutsche Bank, Goldman Sachs, HSBC Holdings, JPMorgan Chase, Macquarie, Royal Bank of Canada. "Перспектива понижения рейтингов европейских банков еще раз привлекла внимание к рискам финансового сектора, о которых в этом году как-то забыли",— отмечает госпожа Кучура. По ее мнению, на рынке увеличиваются ожидания "явного прямого стимулирования со стороны ЕЦБ", что негативно влияет на курс евро.

Дальнейшее развитие событий на валютном рынке во многом будет зависеть от способности лидеров стран ЕС принять согласованное решение по Греции. По словам директора по инвестициям GPB Asset Management Дмитрия Скворцова, если в понедельник Еврокомиссия примет решение о выделении Греции обещанного транша, можно ждать укрепления евро. "Если, несмотря на все обещания, решение долговой проблемы Греции вновь будет отложено в долгий ящик, мы будем наблюдать очередное снижение курса — ниже отметки $1,3/€",— считает господин Скворцов. По словам Сергея Карыхалина, от более сильного снижения курса евро удерживает противодействие других финансовых регуляторов. В частности, непрерывно расширяющиеся программы выкупа активов со стороны Банка Англии и Банка Японии, а также ожидания запуска третьего этапа количественного смягчения со стороны Федеральной резервной системы США. Согласно протоколу заседания Федерального комитета по открытым рынкам, некоторые участники январского заседания уже высказались в пользу проведения дополнительных мер по стимулированию экономики, однако эта инициатива пока не нашла широкой поддержки.


^ Сергей Минаев. Назад к драхмам71

Ровно десять лет назад в странах еврозоны прекратили хождение национальные валюты — они были заменены евро, созданным по предложению Германии. И теперь попавшие в долговой кризис страны недовольны евро, а Германия недовольна этими странами.

В начале 2002 года в 12 европейских странах с общим населением в 300 млн человек вышли из обращения национальные валюты и стали ходить только купюры и монеты евро. Граждане этих стран знали, что единая европейская валюта существует с 1999 года, но никогда ее не видели, так как евро был только безналичным. Теперь единая валюта оказалась в их карманах.

Власти стран еврозоны объясняли гражданам преимущества отмены национальных валют. Мол, теперь они смогут путешествовать, не тратя время на обмен валюты. Производители стран еврозоны с 1999 года были избавлены от валютного риска, так как курсы национальных валют были зафиксированы по отношению друг к другу и к евро, а теперь и потребители смогли убедиться в отсутствии риска как нельзя более наглядно, ведь национальных валют просто больше не существовало. Везде валюта одна — евро.

Гражданам давали понять, что евро гораздо более надежная валюта, чем вышедшие из употребления лиры или драхмы. Потому что в сущности это немецкая марка. Точнее, две немецких марки — именно таким страны еврозоны первоначально сделали курс евро. Не в последнюю очередь для того, чтобы евро на мировом валютном рынке стоил дороже американского доллара — на первых торгах новой валютой в январе 1999 года за нее давали $1,17. А Германия, являвшаяся инициатором создания евро,— самая экономически развитая страна Европы. Аналогия евро с немецкой маркой усиливалась тем обстоятельством, что ЕЦБ, отвечающий за обращение единой европейской валюты, расположился в немецком Франкфурте-на-Майне.

Благотворные последствия отмены национальных валют граждане в 2002 году могли наблюдать на мировом валютном рынке. Так, безналичный евро в конце 2001 года стоил всего $0,88, а наличный евро 15 июля 2002 года стоил уже $1,0. Как отметил тогда Расселл Джонс, глава отдела валютных исследований инвестиционного банка Lehman Brothers, "то, что евро сравнялся с долларом, свидетельствует о возросшем доверии к евро и ЕЦБ". А Майкл Меткалф, главный аналитик финансовой компании StateStreet, заявил, что рост курса евро выполняет часть работы ЕЦБ, так как позволяет бороться с инфляцией без повышения процентных ставок: "Получается не порочный, а благодетельный круг. Повышение курса евро позволяет отложить повышение процентных ставок, без повышения процентных ставок экономический рост стран еврозоны будет ускоряться, а это, в свою очередь, вызовет дальнейшее подорожание единой европейской валюты". Первый год существования наличного евро кончился с курсом в $1,3. Таким образом за год евро подорожал на 16%, став наиболее быстрорастущей валютой в мире.





И граждане, и правительства стран еврозоны видели в отмене национальных валют еще одно преимущество. Коль скоро в этих странах имеется в обращении аналог немецкой марки, правительства могут брать взаймы на мировом кредитном рынке под столь же низкий процент, под какой берет Германия: в ее способности расплатиться по долгам кредиторы не сомневаются.

Сейчас, десять лет спустя, количество стран, где евро заменило национальную валюту, уже увеличилось до 17, а правительства брали взаймы настолько активно, что кредиторы поняли: остальные страны еврозоны — далеко не Германия. И требуют с них гораздо больший процент (см. график на стр. 37). Собственно, кредиторы сами приняли живое участие в создании нынешнего европейского долгового кризиса. Как жаловались представители МВФ, крупнейшие международные банки не сделали никакого вывода из мирового финансового кризиса 2008-2009 годов, вызванного безответственным кредитованием американских граждан под залог недвижимости. И когда европейским правительствам, которые за счет увеличения бюджетного дефицита помогали в период кризиса своим предприятиям и гражданам, потребовались новые кредиты, банки принялись покупать их облигации — причем были готовы платить Греции такой же низкий процент, как если бы она действительно была Германией. Это происходило потому, что банки снова начали ожесточенно конкурировать друг с другом на кредитном рынке — только на этот раз не за американских граждан, а за европейские правительства. А теперь они полностью разочаровались не только в Греции, но и в других странах еврозоны, решив, что расплатиться по долгам они в конце концов не смогут.

В прошлом году инвесторы сначала решили не покупать, а продавать облигации Греции, потом Ирландии и Португалии, затем Италии и Испании, наконец, Бельгии и Франции. Дело дошло до того, что в ноябре 2011 года проблемы с размещением гособлигаций возникли у самой Германии. На аукционе по продаже десятилетних облигаций немецкого правительства предполагалось выручить €6 млрд, но инвесторы согласились приобрести облигаций только на €3,6 млрд.

За десять лет, пользуясь заменой национальных валют на евро, кредиты набрали не только правительства, но также компании и отдельные граждане. В итоге оказалось, что чистые иностранные обязательства (разница между суммой, которую должны иностранцам граждане, компании и правительства, и суммой, которую должны иностранцы им) в Португалии и Греции достигли100% ВВП, а в Испании и Ирландии — 90% ВВП. Для сравнения можно взять США, где чистые иностранные обязательства составляют 17% ВВП. Италия, Франция и Австрия также должны иностранцам больше, чем иностранцы должны им. Зато Финляндия, Голландия, Германия, Бельгия и Люксембург, напротив, находятся с точки зрения иностранных обязательств в совершенно другой позиции. Компании, граждане и правительства этих стран должны иностранцам меньше, чем иностранцы должны им — при этом разница в обязательствах у Люксембурга достигает 120% ВВП, у Бельгии — 70% ВВП, а у Германии — 50% ВВП.

При этом инвесторы, дающие в кредит правительству той или иной страны, учитывают и общую долговую ситуацию. Например, Греция с ее чистыми иностранными обязательствами в 100% ВВП, может размещать десятилетние облигациям под 25,95% годовых. Так же обстоят дела и с Португалией с ее облигациями под 10,55% годовых. В то же время Германия, общие долги которой меньше долгов ей на 50% ВВП, может размещать облигации под очень скромные 2,05% (см. график ниже).

Прошлая неделя началась с того, что греческий парламент одобрил пакет мер по сокращению бюджетных расходов и либерализации экономики, предусматривающий в частности сокращение минимальной зарплаты на 22% (для работников в возрасте до 25 лет сокращение должно составить 32%), а также изменение трудового законодательства, облегчающее увольнение работников. Принятие этого пакета необходимо для того, чтобы другие страны еврозоны, ЕЦБ и МВФ выделили Греции кредит в €130 млрд, без которого она не сможет расплатиться по государственному долгу в €350 млрд. В ответ на решение парламента протестующие разгромили Афины. Сообщения информационных агентств были полны интервью простых афинян, вроде процитированного агентством AFP 49-летнего инженера Андреаса Марагудакиса: "Нелегко жить в условиях внешнего давления. К 2020 году мы все будем немецкими рабами".

Министры финансов стран еврозоны должны были собраться 25 февраля, чтобы в ответ на греческое решение все-таки выделить кредит. Однако немецкие власти не скрывали, что не верят в то, что Греция действительно примет меры по бюджетной экономии, и заседание министров было просто отменено. При этом руководители стран еврозоны все чаще дают понять, что ничего страшного не произойдет, если Греция просто вернет себе драхму. Как указал Филипп Реслер, министр экономики Германии, выход Греции из еврозоны "сейчас уже выглядит менее пугающим".

В общем, ситуация с долгами европейских государств дошла до того, что в условиях отсутствия спроса на облигации этих стран со стороны частных инвесторов их должен будет просто все скупить ЕЦБ (он и сейчас это делает, правда, в ограниченных количествах). ЕЦБ пока на такой вариант не согласен, ссылаясь на то, что это полностью развяжет руки европейским правительствам в их безответственной финансовой политике. Германия, в свою очередь, не соглашается на предложение Еврокомиссии выпустить некие общеевропейские облигации. Немецкие власти считают, что тем самым безответственные европейские правительства воспользуются немецкой кредитоспособностью — ведь облигации у них с Германией будут одни. И ЕЦБ, и Германия склоняются к тому, что евро спасет создание некоего общеевропейского министерства финансов. Иными словами, коль скоро евро пришел на смену немецкой марке и его обращение контролирует находящийся в Германии ЕЦБ, необходимо дополнить эту систему принятием немецких предложений о проведении общеевропейской финансовой политики. А отказывающиеся могут просто вернуть себе свою старую валюту

Как написал британский еженедельник The Economist "Госпожа Меркель и ЕЦБ не могут продолжать запугивать терпящие бедствие европейские страны исключением из зоны евро и одновременно заверять, что евро будет спасен. Если немецкий канцлер не примет в ближайшее время какое-либо решение, финансовые рынки примут это решение за нее и евро рухнет".

Между тем крупнейшие инвестиционные фонды уже сейчас рассматривают шаги по спасению своих денег на случай развала еврозоны. И, как заявил менеджер одного из таких фондов, "наилучшим вариантом является переведение уже сейчас денег из евро в немецкие облигации". В общем, фонды исходят из того, что даже если все члены еврозоны вернут себе свои валюты, в одной стране евро все-таки останется — в Германии.


^ Гайдаев В. Германия одобрила рост евро. Но кредиты ЕЦБ ослабят его уже сегодня72

Вчерашние торги завершились уверенным ростом курса евро на мировом рынке до отметки $1,3467 за €1. Инвесторы отыгрывали решение немецкого парламента одобрить предоставление второго пакета финансовой помощи Греции в размере €130 млрд. Однако проводимая Европейским центробанком (ЕЦБ) программа валютного стимулирования может в ближайшие дни прервать укрепление европейской валюты.

После паузы, взятой на торгах в понедельник, вчера курс евро возобновил рост. В ходе торгов он достигал отметки $1,3467 за €1, что на 0,5% выше закрытия предыдущего дня. Фактически европейская валюта вернулась к трехмесячному максимуму, установленному в конце прошлой недели. Укрепил курс евро свои позиции и на российском рынке, по итогам дня на ММВБ курс составил 39,015 руб. за €1, что на 14 коп. выше закрытия понедельника. Укреплению европейской валюты способствовали сообщения о том, что накануне поздно вечером немецкий парламент одобрил предоставление второго пакета финансовой помощи Греции в размере €130 млрд. По словам аналитика БКС Марка Бредфорда, отказ немецкого парламента одобрить второй транш поставил бы под угрозу достигнутое соглашение по Греции и мог вызвать схожую реакцию со стороны парламента других стран Европы.

Воодушевленные решением бундестага инвесторы проигнорировали решение агентства Standard & Poor`s (S&P) снизить долгосрочный рейтинг Греции до уровня "выборочный дефолт" (SD). Понижение рейтинга стало реакций на включение Грецией в условия обмена положения о коллективных действиях, которое принуждает к проведению свопа и списанию части номинальной стоимости бумаг, в том числе и тех инвесторов, которые добровольно не согласятся принять участие в реструктуризации. "Новости о снижении рейтинга Греции были нейтрально восприняты рынками, хотя способствовали тому, что ЕЦБ временно перестал принимать государственные бумаги страны в качестве залога",— отмечает аналитик "Атона" Елена Кожухова. К тому же понижение рейтинга Греции со стороны агентства S&P оказалось "мягким", "поскольку рейтинг может быть повышен после завершения процесса реструктуризации долга", отмечает аналитик ГК "Алор" Наталья Лесина.


Я не поддерживаю дополнительного ослабления требований к залогам при рефинансировании европейских банков. В будущем скорее встанет вопрос об ужесточении залоговых правил вновь

— ^ Марио Драги, глава ЕЦБ, в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung 24 февраля


В таких условиях страны Европы продолжают успешно привлекать долговые обязательства. Вчера Италия разместила гособлигации со сроками обращения пять и десять лет на сумму €6,25 млрд. Доходность по пятилетним обязательствам составила 4,19% по сравнению с 5,39% месяцем ранее, доходность десятилетних бумаг упала с 6,08% до 5,5% — минимального значения с сентября прошлого года. Спрос на оба выпуска гособлигаций превысил предложение в 1,4 раза.

Впрочем, эксперты сомневаются, что укрепление евро продлится долго. Против этого действует ЕЦБ, который проведет сегодня аукцион по выдаче трехлетних кредитов по ставке 1% годовых. 21 декабря 2011 года ЕЦБ уже выдал европейским банкам трехлетние кредиты объемом €480 млрд, ослабив европейскую валюту в конце года. На этот раз, по оценке Goldman Sachs, европейские банки могут взять взаймы €680 млрд. "Первоначальная реакция на вливание новой ликвидности была позитивной, но поскольку это не что иное, как накачивание банковской системы наличными деньгами, то впоследствии оно приведет к снижению курса евро",— добавляет директора Simargl Capital Дмитрий Садовый.

0945387289173237.html
0945451366009932.html
0945594483184892.html
0945685359087940.html
0945737588223681.html