В. В. Качественные методы: введение в гуманистическую социологию: Учеб пособие для студентов вузов / Ин-т социологии ран. М.: Добросвет, 1998. Введение очем эта книга - страница 4

^ I МЕСТО В СИСТЕМЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Во введении мы определили качественный метод как особый способ сбора, обработки и анализа данных путем аналитического раскрытия субъективного смысла высказываний индивида. Сам по себе метод - это способ, нейтральный инструмент, используемый социологами. Однако в каких случаях и для каких целей необходим подобный инструмент?

Для ответа на этот вопрос необходимо представить это понятие в более широком исследовательском контексте. Когда мы говорим «качественный метод», то сразу мысленно представляются два возможных поля рассмотрения этого понятия.

С одной стороны, как «метод» он может быть рассмотрен в более широком поле социального знания - как часть иной методологической и теоретической системы взглядов на социальный мир и фокус интереса социологии. Другими словами, каковы теоретические предпосылки для применения этого метода?

С другой стороны, «качественное» предстает в дихотомии качественное-количественное, жесткие-мягкие, значения-числа. В чем суть такого противопоставления? Что меняется в стратегии исследователя при обращении к качественному методу?

Первоначально представим его место в системе социологического знания в целом, а затем рассмотрим его как стратегию в сравнении с количественной техникой.
^ ФОКУС ИНТЕРЕСА
Начнем с более широкого обзора - с места качественного метода в системе социологического знания.

Моя коллега-биолог была искренне удивлена, когда я попыталась раскрыть ей суть качественной социологии. «Как можно изучать жизнь общества на основе субъективных свидетельств отдельных людей? Это все равно, если бы я изучала поведение биологического организма на основе жизнедеятельности одной клетки. В биологии их анализируют только в статистической совокупности». Да, действительно, в биологии это так. Но тем и отличаются естественные науки от общественных. В общественных науках мы имеем дело с объектами, которые обладают субъективными характеристиками, исходя из их личностных характеристик, предшествующего опыта, биографического пути. Это привносит момент непредсказуемости, вариативности в их поведение и взаимодействия с другими людьми. Люди по-разному реагируют на одни и те же слова, поступки, призывы. Так, например, реклама определенного товара у одного вызывает желание покупать только рекламируемые продукты, а у другого - никогда не покупать то, что тебе навязывают средства массовой информации.

Субъективные характеристики всегда были аспектом социологического изучения - это отличительная черта социологии как науки, имеющей дело с человеческими существами. Однако интерес к собственно субъективному возникает не всегда. Наоборот, классическая социология стремилась избавиться от субъективизма как слабой стороны и искала способы усиления объективности данных.

Когда и почему социологи концентрируются на субъективном?
^ Модели социального мира
В сущности, проблема соотношения социального и индивидуального всегда была центральной для социологии. Начиная с периода ее формирования в XIX веке, ключевой проблемой оставался вопрос о взаимодействии общества и индивидов.

Однако в эпоху индустриального общества преимущественным аспектом была проблема социального порядка: каким образом индивиды могли бы подчиняться влиянию общества во имя сохранения социальной стабильности. Поэтому в отношениях этих двух сторон взаимодействия, которые описывались как субъект и объект, гражданин и государство, индивид и общество, акцент ставился на изучении второго как «со-общества индивидов». Общество анализировалось как объективная и независимая реальность, которая противостоит индивидам преимущественно в форме принуждения. Субъективные характеристики индивидов нивелировались путем обобщения массовых данных и применения закона больших чисел (количественный анализ). Эта тенденция сохранилась и в современном позитивизме.

Позднее, в начале XX века, особенно с развитием процессов индивидуализации, появился и другой ракурс рассмотрения, который ставил акцент на второй части этого отношения «общество - индивид» и сосредоточивал внимание на индивидах как относительно самостоятельных по отношению к обществу, созидательных и автономных субъектах (Г. Зиммель, Дж. Мид). Такая модель концентрировалась на рассмотрении «общества в индивидах».

Если центральной проблемой первого дискурса (общество-индивид) являлась проблема социального порядка (социальных закономерностей, массовой репрезентации), то сутью второго дискурса (индивид-общество) стала проблема относительной свободы и социального выбора индивидов (социальные типы, отклонения от нормы). Из второго аспекта рассмотрения пришло понимание того, что субъективное измерение обязательно должно присутствовать в социальной картине мира и приниматься во внимание при социологической интерпретации. М. Вебер для этого ввел понятие субъективного значения (смысла).

Итак, в рамках социологии могут сосуществовать разные модели социального мира, одна из которых ставит в центр своего интереса исследование социального, а другая - субъективное, индивидуальное. В рамках первой индивидуальное представлено в виде социальных ролей (врача, служащего, отца и т. д.), другая, сосредотачивая внимание на индивидуальном, концетрируется на социальных ролях и их исполнении (как N. исполняет свои роли врача, служащего, отца).

Используя образы известного американского социолога Питера Бергера, можно представить взаимоотношения личности и общества в этих теоретических построениях более зримо. С точки зрения позитивистской социологии, считает П. Бергер, общество предстает в виде гигантской системы социального контроля, имеющей сходство с тюрьмой, где индивиды представлены как одноликие заключенные, не выражающие большого желания вырваться из ее застенков (из рамок этих ролей) [8]. Смягчая эти мрачные образы и используя ставшую популярной аналогию с миром театра, Бергер отмечает, что в таких теоретических построениях социальная реальность представляется «театром марионеток с ширмой, за которой скрыты струны,... где куколки репетируют предписанные им маленькие роли в трагикомедии, которую предстоит поставить в кукольном театре» [8, с.113].

Итак, в позитивистской социологии единицей социального анализа является не индивид, а его социальная роль, и люди представлены как марионетки. Человек выступает в основном как объект манипулирования и социального принуждения, обязанный следовать нормам и традициям социума. В таком социологическом рассмотрении индивид «придавлен допущениями социологического анализа» и не имеет претензий на человечность. [34, с. 184].
^ Объект исследования: индивиды как исполнители социальных ролей
В отличие от образа тюрьмы или театра марионеток, которых дергают за веревочки при помощи механизмов социального контроля, в рамках социологии существует и другая модель «человеческой трагикомедии». Здесь субъективному, индивидуальному - социальным действиям людей уделяется основное внимание. В такой модели общество представлено «сценой, населенной живыми актерами».

Эта картина социального мира не отменяет предыдущей, считает Бергер, но более адекватно учитывает индивидуальный аспект социального взаимодействия и способность человека привносить свои субъективные смыслы, значения и интерпретации в конкретные социальные ситуации, участником которых он является.

Так, официант, ловко движущийся между столиками, может усердно исполнять свою роль, быть исполненным гордости за свою необходимость клиентам. Но может исполнять свою роль, привнося в нее другой субъективный смысл, представляя себя едким критиком общества сытых. Или почтальон, который развозит почту по домам, может спешить, вовремя доставить почту. Но может спешить руководствуясь собственным мотивом повидать всех своих знакомых, чтобы сообщить им интересную новость.

На лицо две составляющих - социальная роль и тот субъективный смысл, который индивиды вкладывают в свои действия. С одной стороны, поведение актеров на сцене регулируется всевозможными внешними предписаниями, установленными режиссером, и, с другой стороны, внутренними, исходящими из самой роли. Тем не менее, живые актеры вольны выбирать - играть ли роль мрачно или с воодушевлением, принять ее полностью или дистанцироваться от нее, а то и вовсе отказаться играть, т. е. обладают определенной свободой выбора.

Взгляд на общество с помощью такой драматургической метафоры (Дж. Мид, Э. Гоффман и другие) существенно меняет общесоциологическую точку зрения. Социальная реальность предстает как основанная на зыбком фундаменте совместной игры многих актеров, а структуры социального мира - как шаткие, непрочные, непредсказуемые. Институты общества оказываются больше условностями или даже фикциями. Вместе с тем, такая модель открывает возможность увидеть социальный мир не столь жестко детерминированным как в предшествующих моделях социологической мысли [8, с. 127- 128].

Задача социолога при таком подходе состоит в «рас-колдовывании» правил этой игры и описании реального механизма, посредством которого приводятся в движение участники «социального маскарада».
^ Предмет исследования: социальные роли и их исполнение
В социологии модель, концентрирующаяся на социальных ролях и их исполнителях, объектом своего исследования делает конкретных индивидов, а предметом интереса служат роли и характер их исполнения.

^ Отделить социальную роль от ее реального исполнения и субъективных смыслов - в этом и заключается основная цель сбора качественных данных о субъектах.

Такой подход в социологии служит для демонстрации определенной степени свободы от социального контроля, для описания вариаций социального выбора в рамках предписанных ролей. Определенная степень свободы от социального детерминизма существует даже в тоталитарном обществе.

В исследовательской практике в проекте «Век социальной мобильности в России» мы столкнулись с таким примером в воспоминаниях о жизни далекой уральской деревни в 30-40-е годы. В эпоху коллективизации, прослышав про трагические последствия раскулачивания в соседних селах, жители деревни на своем сходе решили опередить действия властей и формально добровольно организовать в своем селе колхоз. При этом они договорились, что каждый хозяин будет по-прежнему владеть своей собственностью и обихаживать свою землю, но отчеты будут посылаться в центр от имени колхоза. Им удалось почти в течение десяти лет «играть в эту игру», исполняя роль добросовестных колхозников. На самом же деле, отстранясь от этой роли, они продолжали вести частнособственническое хозяйство (обрабатывали свою землю и ухаживали каждый за своим скотом) и при этом получать такие урожаи, что зерно лежало горами на улице. Они делились им с голодающими соседями. Определенная мера свободы от предписанной роли колхозников (вследствие удаленности от центра) позволяла им выстроить изобретательную стратегию «манипулирования ролью» для того, чтобы соблюсти собственные корпоративные интересы и избежать раскулачивания. Задача социолога состояла в «расколдовывании» этой социальной реальности и описании расхождения между действительным и формальным исполнением коллективной роли и определении ее социального смысла (как скрытого сопротивления коллективной форме хозяйствования).

Итак, в социологии существует подход, в рамках которого центральным объектом интереса являются реальные люди, живые актеры (по социологической терминологии акторы). Они рассматриваются в рамках предписываемых социальных ролей и определенных «правил игры», но как обладающие определенной мерой отстраненности или свободы. Изучение механизма исполнения ролей, вариативности социального выбора является центральным для этого направления. При таком подходе для исследователя главным становится вопрос: «как люди исполняют свои роли?»


^ Способы познания индивидуального
Акцент на индивидуальном обусловил поиск специфических методов познания действительности, которые отсутствуют в естественных науках и в макросоциологии. Измерение, обобщение, язык абстракций, господствующие в позитивистской социологии, неприменимы для описания субъективных смыслов.

Если мы хотим понять социальный мир человека, восприятие внешней реальности и мир его самосознания в конкретной ситуации, то тут явно недостаточно рационального языка категорий и абстракций. Необходимо приблизиться к адекватному пониманию смыслов, которые человек вкладывает в различные суждения и действия. Кроме того, поступки человека далеко не всегда адекватно осознаются им самим. Чтобы уяснить их глубинный смысл, надо приложить немало усилий для расшифровки внешне наблюдаемых действий и высказываний и интерпретации их в социологических понятиях.

Понимание как метод познания глубоко разработан М. Вебером [122] в рамках понимающей социологии и позднее герменевтиками. Теоретики полагают, социология не должна анализировать действия человека «извне», со стороны регистрируя результаты его деятельности. Вместо этого она должна распознавать те смыслы, которыми люди наделяют свои действия.

Не вдаваясь в философскую глубину этой проблемы, укажем только основные принципы этого метода.

Понимание предполагает непосредственнй контакт и прямое постижение объекта путем «сопереживания ему всеми силами нашей сущности... в живом беспокойстве» (В. Дильтей). Такой способ отличается от непрямого, выводного знания и объяснения.

Понять - значит поставить себя в положение других людей для проникновения в тот смысл, который они придают своим действиям, выявить их собственные намерения и цели. Для понимания одного и того же высказывания нужно точно знать, при каких обстоятельствах и в каком контексте оно было произнесено, иначе оно может быть понято превратно (М. Вебер). Например, обиходная фраза «хочешь кофе?», произнесенная в разных контекстах, может означать как желание прервать разговор, уйти от трудного вопроса, так и самое банальное предложение кофе вместо чая или, скажем, молока.

И, на чем настаивает герменевтика, понять - это значит переместиться в чужую субъектность, постичь ее значение в контексте общего мировоззрения того общества или группы, которые породили ее.

Познание путем понимания не отменяет языка абстракций (обобщений, гипотез, объяснений), но делает их вспомогательными на этапе эмпирического сбора и первичного анализа. При обращении к теоретическому осмыслению и обобщениям они становится основными, а понимание - дополнительным способом познания.
^ Идеология исследования - гуманистический подход
Субъективистский подход существенно меняет не только фокус интереса, способы познания, но и весь «стиль» социологического видения - идеологию исследования.

Разграничение социальной роли и индивида, ее исполняющего, ведет к срыванию социально-стереотипных масок, которыми общество наделило определенные роли и их исполнителей. Такая ориентация заставляет понять, что «негр» или «преступник» - это маски, которым общество придает определенное значение и смысл, и что этот смысл произволен и неполон, непостоянен. Она демонстрирует зыбкость всех идентификаций, предписываемых обществом, и выясняет, кем в реальности стремится быть тот или иной субъект, ориентируясь на собственный выбор [8, с.147]. Коль скоро общество представляет собой сеть социальных ролей, то каждую роль можно играть сознательно или слепо. Социолог своим указанием на возможность осознанного выбора своего пути в рамках предписанной роли осуществляет определенную гуманистическую функцию, указывая на возможность такого выбора. Поэтому это направление и относят к гуманистическому.

Представители качественной социологии считают также, что ее гуманистическая направленность проявляется в интересе к разным формам социальной дискриминации по признаку пола, расы, этносу и проблемам девиантного поведения. Тем самым она способствует привлечению общественного внимания к проблеме дискриминации и восстановлению социальной справедливости.

Так, исследования Чикагской школы существенно изменили настрой общественного мнения по отношению к жителям трущоб и преступникам. До их работ представление о преступности сводилось в основном к жестко-нейтральным понятиям, таким как «процент преступности» или «уровень криминогенности среды». Социальным эффектом исследований личности преступника стало введение в оборот таких понятий, как социальный характер преступника, а также понятие социального «ярлыка», стимулирующего криминогенное поведение. Это действительно смягчило общественное представление о мире преступности в сторону более гуманного понимания его проблем; к понятиям «осуждение» и «наказание» добавились такие категории, как «участие» и «сочувствие».

Гуманистическая ориентация качественной социологии расширяет социальные функции социологии: от познания действительности, к ценностно-ориентированному осмыслению отношения «человек-общество».
^ Уровень анализа: микропроцессы
Важным для гуманистической социологии является рассмотрение субъектов и их практической деятельности в контексте конкретной социальной ситуации. Действительно, субъективные смыслы и значения наполняются определенным содержанием для участников общения только применительно к данной ситуации. Так, «посмотреть фильм» в рамках одной ситуации понимается как поход в кинотеатр, определенная форма проведения досуга вне дома, в рамках же другой ситуации означает просмотр телевизионной программы, в третьей ситуации может означать видеосеанс. Понимание субъективных смыслов возможно только при познании их в конкретных обстоятельствах.

Конкретное наполнение любой дефиниции больше зависит от индивидуального согласия непосредственных участников общения, чем от предыстории ее общепринятого определения. Действительно, фраза «ты посмотрел этот фильм?» в общем смысле означает просто «реальный факт просмотра фильма как продукта киноиндустрии», а в конкретной ситуации может быть более многозначной: например, пониматься как кодовое включение в «мы-группу» (люди, принадлежащие к нашей группе, не могли пройти мимо такого фильма). Поэтому принцип ситуативного микроанализа и является основополагающим в качественном методе.

Ситуативный анализ означает четкое определение рамок качественного исследования и сводит его к микроанализу конкретных ситуаций. При этом первичной основой является определение ситуации в терминах самих участников.

Это позволяет обрисовать контуры исследовательского поля качественных методов в социологии - это область микроанализа, где исследуется активность субъекта, где эмпирическое знание и понимание первично и предшествует теории, где преимущественно исследуется частное, локальное в естественных условиях повседневного существования.

Микроанализ- это удобное «научное поле», территория для исследований повседневного опыта как с точки зрения культурного дискурса, коммуникации, так и с точки зрения мотиваций и социально-психологических особенностей взаимодействия субъектов. Это область наиболее удобная для междисциплинарного исследования практики человеческого взаимодействия, в процессе которого раскрываются модели, эталоны социального поведения людей.

Таким образом, по интересу и ракурсу рассмотрения первичная поляризация происходит по разделительной линии общество-индивид или макро- и микроанализ, что существенно изменяет общесоциологическую картину социального мира. Только в дальнейшем, уже как следствие, это проявляется в методике эмпирических исследований как поляризация качественных и количественных методов.

Для определения места качественной методологии в системе общей социологии проведем параллели с другими родственными науками. Так, в экономике мирно соседствуют две парадигмы: макроэкономика и микроэкономика. При этом последняя рассматривается с точки зрения деятельностного подхода, где анализируются отдельные субъекты хозяйственного механизма, функционирующие в условиях свободной конкуренции. Фокусом микроэкономики является экономическое поведение субъектов и «модели человека экономического» [27, с. 18], тогда как фокусом макроэкономики является функционирование экономических структур.

В области истории существует разделение на историю, опирающуюся на официальные документальные источники исторического знания, и так называемую «устную историю», которая опирается на изучение устных источников как субъективных свидетельств непосредственных участников определенного события (oral history). Появление и рост популярности данного направления сами историки связывают с реакцией на долговременное засилье экономической и социальной истории, что в качестве обратной реакции способствовало современному расцвету интереса к истории культуры, психоистории, истории интеллекта и эмоций, истории простого человека [96, с. 11].

Этнографию определяют как область знания, которая занимается формами социально-национального существования и взаимоотношений этносов как больших социальных групп. Однако она же характеризуется как определенная практика социальных исследований, где прямое описание людей и их культуры как бы отражает некий тип теоретизирования [74]. Это предполагает наблюдение реального опыта жизни этносов в реальных условиях [35, с.139].

Итак, проведя аналогию с ситуацией в родственных науках, можно заключить, что эмпирическое поле «непосредственного визуального контакта исследователя с субъектом деятельности» и его анализ присутствуют в каждой из этих социальных наук наряду с познанием общих универсальных закономерностей социальных процессов.
^ Язык исследования
Фокус видения социальной реальности в гуманистической социологии приводит к изменениям языка научного исследования.

Теоретико-методологическая основа позитивистской социологии - предположение о способности научного знания рационально упорядочить и логически объяснить структуру общества, построить достаточно стройную теорию этой целостности (структурный функционализм). В результате такой жесткой ориентации она превратилась в «непрошибаемую» методологию, сконцентрировавшуюся преимущественно на проблемах техники исследования. Позитивизм утратил способность к восприятию богатства мироощущений социального мира и интерес к тому, что делают простые человеческие существа, за что он и был подвергнут критике.

Благодаря гуманистической ориентации в социологию возвращается способность говорить с людьми на их обыденном языке, умение слушать и исследовать все, что относится к человеческому бытию и действиям людей, какими бы банальными они не выглядели. Для исследователя это означает отход от позиции респектабельного кабинетного ученого, имеющего дело только со статистическим видением реальности; выход в реальную социальную практику непосредственного общения с людьми, населяющими поле данного исследования.

Открытость громадному богатству человеческой жизни делает невозможным всегда оставаться в рамках чистого научного знания и следовать железной логике социологизма. Это вынуждает социолога оставлять «щели» в глухих стенах своей теоретической схемы - «щели», сквозь которые можно увидеть другие возможные горизонты интерпретации и другие жизненные реалии [8, с. 153].

Социологов-позитивистов часто упрекают за их «птичий язык», непонятный непосвященным. Социолог, имеющий дело с повседневной жизнью людей, более широко использует их обыденный язык, зачастую приводит большие цитаты из разговорной речи, поэтому описательный язык качественной социологии ближе к обыденному разговорному языку. В нем часто присутствуют метафоры и аналогии, образы, заимствованные из других областей знания.

Таким образом, качественный метод является способом сбора, обработки и анализа информации о конкретных индивидах и их личностных смыслах. Это часть более общей социологической методологии, где объектом интереса являются индивиды как исполнители социальных ролей, предметом исследования - характер исполнения роли (вариации социального вы-, бора). Важным методом познания является понимание и интерпретация личностных смыслов в социологических понятиях. Изучение концентрируется на уровне микроанализа конкретных ситуаций социального взаимодействия. Язык исследования максимально приближен к практике повседневного общения.

Следовательно, качественный метод как инструмент является составной частью специфической методологии, которую можно назвать качественной или гуманистической социологией и считать отдельной областью социологического знания.

Область качественных исследований в социологии является относительно самостоятельной и развивающейся областью - она даже не приобрела пока общепринятого названия и обозначается разными исследователями по разному: качественной, гуманистической, драматургической или интерпретативной социологией. Однако эта область имеет общее методологическое основание: существует как преимущественно эмпирическая (выход исследователей из кабинетов), объектом интереса предстают конкретные люди («живые актеры»); исследуется специфика соотношения индивидуального и социального в конкретных жизненных ситуациях (расхождение социальной роли и практики). Для познания применяются преимущественно ин-терпретативные модели понимающей социологии. Качественные методы как способ микроанализа используются для изучения субъективного, индивидуального, локального - там, где необходимо пристальное изучение конкретных людей в конкретных ситуациях. Для описания самого исследовательского поля наиболее удобным будет понятие практика повседневного взаимодействия людей, которая исследуется с точки зрения социального (социальный статус, социальная роль) или культурного дискурса (нормы, образцы поведения, культурные символы).

1056829676600705.html
1056920577607704.html
1057009549391597.html
1057052677175332.html
1057121838354901.html